Я УЖЕ ЗДЕСЬ ОБЩАЮСЬ В ЧАТЕ С ДЕНИСОМ…

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты о встречах КЛИП

19 ноября 2020 года в неофициальны день рождения Бауманки, клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана провел свое 100 заседание. После него студент СМ 7 написал в чате: «Денис. 18:52. Андрей Дмитриевич, спасибо за такой удобный формат, наконец то есть возможность присутствовать!)))». Вместе с ним на встрече были коллеги и друзья клуба: Атаманов Александр Викторович — гендиректора и основатель HoverSurf; Малолетнева Ирина Владимировна — доцент кафедры социологии и культурологии МГТУ им. Н.Э. Баумана, и Ханин Александр Александрович — вице-президент МТС по искусственному интеллекту, выпускник кафедры СМ7, и Алексей Алтухв, сотрудник экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и основатель проекта Архангел. Мы тогда не знали, что один из Александров – Атаманов, — стоял на пороге финансового успеха: Арина Петрова в публикации Проект «Ховер» привлек новый раунд инвестиций по оценке в $30 млн (3 декабря 2020, 17:16) написала, что компания «Ховер» (бренд Hoversurf), разработчик автономных летающих транспортных средств, получил новый раунд финансирования: «Сумму сделки стороны не называют, однако сообщают, что покупка доли прошла по оценке стоимости компании в $30 млн. Основатель проекта Александр Атаманов сообщил Хайтек+, что сохранил контроль в компании (у него остается более 60%)».

Всех, кто попал на встречу, интересовали не только финансовые вопросы частного бизнеса в России: многих волновала проблема устройства на работу в высокотехнологичные компании страны, условия работы, оценка персонала руководителями этих компаний. Организаторы клуба решили выложить в сеть стенограмму (увы, ярость вопросов и ответов в ней не видна).

Встреча началась с простого вопроса к экспертам:

Вы начали свое дело и почему вы это сделали? Почему вас какая-то сила вывела за пределы обычного человеческого разума и у вас всё получилось?

Александр Атаманов

Меня на самом деле вывел из зоны комфорта кризис 2008 года. Как ни странно, это был стимул достаточно яркий и своевременный, который меня заставил задуматься о своем предназначении и о том, что я действительно хочу добиться и чем я хочу заниматься в жизни. Это кризисное время очень благотворно повлияло на меня, дало возможность переосмыслить некоторые вещи, и побыть в тишине, в определенной изоляции от повседневного шума, который нас окружает. Наверное, это был такой запал, который поменял в корне мою жизнь. Поэтому, я всех и призываю уделять время, чтобы разобраться в себе и не обязательно дождаться очередного кризиса или какого-то аврала. Надо избавиться от посторонних шумов, от газет, от телевизора и от радио. От общения с друзьями и родственниками. Побыть наедине хотя бы месяц или два. Лучше полгода. И тогда мысли придут в порядок.

Александр Ханин

Двигало желание изменить мир, оставить свой след в истории. Это делалось не ради денег. Всегда были внутренние силы — у меня была идея, которой я бредил. Очень важно, чтобы то дело, которым вы занимаетесь, приносило вам удовольствие и было амбициозным. Я начинал в комнате студенческого общежития на девятом этаже в корпусе СМ в башне 16-ти этажной. Мы начинали делать простейшие вещи и я постепенно обрастал единомышленниками, контактами. Общался как с представителями научного сообщества, так и бизнеса. Моя идея проходила разные стадии проверки. И со временем я нашел ту тему, которой хотел заниматься, это не робототехника, а в широком смысле слова «мозги и зрение» роботов. Я понимал, что эта задача не решенная, роботы де-факто сейчас телеуправляемые игрушки, у которых нет мозгов, и нет зрения. А зрение – это самый важный человеческий орган: больше 80% информации об окружающей мире человек получает сейчас из зрения. Поэтому, я понимал, что если я решу задачу компьютерного зрения, если научу машину видеть, то это уже полноценный искусственный интеллект. Задача амбициозная, я в детстве смотрел фильм Терминатор 2 и мне это всё очень нравилось. Задача до сих пор не решена, но я знаю, как её решить. Сейчас у меня большая ответственность перед моей командой, перед инвесторами и партнерами. Поэтому энергия неиссякаемая.

Когда вы учились, как преподаватели относились к вашей идее, может быть, вам кто-то помогал, кто-то говорил: Саша, ты фигню какую-то делаешь, ну зачем она нужна тебе и тем, кто тебя окружает?

Александр Ханин

Преподаватели в основном поддерживали, но и была группа людей, которые выказывали определенный скепсис – думали, что в ближайшее десятилетие не появится решение. И говорили: смотрите, вот есть учебники, есть статьи, где написано, что «вот такие ограничения». Здесь, конечно, нужно иногда включать голову и опираться на здравый смысл, но при этом какких-то авторитетов для меня не было, чтобы мне кто-то запретил чем-то заниматься. Была определенная авантюра. Были раздельные решения – то есть кто-то говорил: молодец, занимайся, кто-то говорил, что просто тратишь время впустую. Надо верить самому себе и следовать своим желаниям и амбициям. Если хочется сделать что-то значимое, надо ставить очень высокую планку, которую никто раньше не задавал, а иначе будете середнячком. Если хочется выделиться, сделать что-то прорывное для страны и мира, то если будете делать «как все», то и у вас получится «в среднем по рынку». Надо делать что-то выдающееся.

Александр Атаманов

Что касается преподавателей, я с уважением отношусь ко всему преподавательскому составу, Дмитриков Владимир Федорович, руководитель нашей кафедры, на которой я учился в бакалавриате, он до сих пор в строю. Когда приезжаю из Москвы в Санкт-Петербург, мы встречаемся, он смотрит, чем мы занимаемся, помогает всячески. По сути, задача преподавателя не навязывать свою точку зрения, свою идею, а не мешать студентам искать что-то новое и открывать какие-то новые горизонты. Если бы мы по учебникам 50-х годов сделали сейчас летательный аппарат, то у нас не было бы ни говербайка, ни летающего автомобиля, ни дрона-такси. Преподаватель, он, наверное, как второй отец. Он может оберегать, помогать и наставлять, но не навязывать ни в коем случае свою точку зрения.

Вопрос: в Швейцарии студентов опекают преподаватели или они себя чувствуют по другому, чем у нас в России?

Алексей Алтухов

В Швейцарии очень развито ремесленничество, в сфере обучения намного меньше студентов и поэтому очень сильный отбор идет – пятый курс заканчивает около 20% тех, кто был на первом курсе. Студентов мало и поэтому у преподавателя есть время, чтобы уделить внимание каждому студенту. Я учился по специальности инженер-физик и в основном все профессора так же работают в индустрии. То есть они приносят самые последние новости: либо они работают в совете директоров крупной технологической компании, либо у них у самих есть свои собственные компании, стартапы. Поэтому, они являются проводниками самых последних технологических новинок и они встраивают студентов в процесс создания продуктов. В России для привлечения преподавателей к бизнесу можно создавать межвузовские бизнес-инкубаторы. У вузов своя направленность и в бизнес-инкубатор приходят люди не из этого вуза, у которых менталитет заточен под конкретное дело. Я считаю, что основные команды должны быть междисциплинарными: например, я сейчас нахожусь в здании экономического факультета МГУ, куда можно пригласить ребят и создать команду из экономистов, инженеров Бауманки, инженеров МИРЭА, чтобы создать новый продукт.

Вопрос: что надо сделать, чтобы преподаватели активно включились в бизнес и вместе со студентами свое дело развивали?

Александр Атаманов

На примере MIT,на примере Стэнфорда – там у каждого профессора помимо таблички о его месте работы в этом университете, внизу еще вторая табличка компаний, в которых он работает, а, может, даже их не две, а несколько. То есть профессора обычно сами либо начинают стартапы, либо входят в какой-то из стартапов. Это там поощряется. Потому что, знаете, когда профессор близок к делу, к реальному бизнесу, то и его уровень преподавания немного меняется. Н уже из теоретика глубокого может давать более практичные вещи какие-то. Поэтому, культура, прежде всего, которая обозначает, что профессор не просто может, а и обязан включаться в какие-то бизнес-процессы. Наш менталитет и культура немного искажены в этом плане. Если бы мой научный руководитель занимался бы бизнесом, все бы на него косо посмотрели и думали, что человек пытается усидеть на двух стульях.

Я уже здесь общаюсь в чате с Денисом, очень интересный был вопрос о том, что самое сложное в общении с инвесторами. Сложного ничего нет. Главное, чтобы вас заметили, а чтобы заметили, нужно чтобы проект был заметным. Вот и всё! Если проект классный, прорывной, но 99 % людей не понимают, о чем идет речь, то при всем желании инверторов будет сложно найти в такой проект. Если уж в разрезе привлечения инвестиций говорить, то нужно отталкиваться от определенных реалий. Заметность – это всё-таки не работа пиар-агентства, это скорее способность и компетенции в том, чтобы правильно в нужном месте и в нужное время продемонстрировать свою идею, свой проект при помощи любих способов: будь то сюжет в новостях, либо в каких-то формах в интернете. Где угодно. Сами инвесторы формируются в определенные сообщества и устраивают демо-дни. Демо-день – это такой день, когда стартапам дается возможность провести свои презентации, рассказать о своих проектах.

Вопрос: что значит фильмы студентов МТ 9 для представителей бизнеа?

Ирина Малолетнева

Насколько это интересно представителям бизнеса, я могу только догадываться. Главное, что студентам это интересно! Здесь присутствуют мои магистранты, и я думаю, они выкажут свое мнение. Для меня как преподавателя, это важно и полезно, потому что это еще один взгляд, еще одна возможность увидеть что-то необычное в обыденном.

Александр Атаманов (смеется)

Я не успеваю отстреливаться! Про пиар и ССМ вроде написал. Как общаться с журналистами? Это больная тема! Я на этом погорел уже неоднократно и могу сказать следующее: что как бы круто вы не полетели, какие бы у вас ни были суперские успехи, и как бы вас не обожали люди, с журналистами надо осторожно общаться. Очень осторожно. Я утрирую, конечно, но как с маленькими детьми. Потому что журналисты – люди чувствительные. Если они почувствуют хоть какую-то долю пренебрежения к себе, то, конечно, выйдет всё боком. Над относиться к этому просто: журналисты, это люди, которые помогают вам. Например, помогают узнать большему количеству людей о вашей технологии, о вашем стартапе. И нужно относиться к ним исключительно как к помощникам. Ни в коем случае как к попрошайкам, которые уговаривают что-то снять про тебя. Помощники, которые делают свое дело. Возможно, вы не понимаете, в чем суть этого дела, это не столь важно, это есть! У журналистов определенная власть. Поэтому, это нужно использовать во благо и ни в коем случае не относиться к ним пренебрежительно, а с уважением, с чувством такта. Это ваши друзья.

Вопрос о начальном этапе стартапа

Александр Атаманов

Приходят люди, которые знают вас и вашу идею. Ко мне в первую очередь заскакивали в команду мои друзья и знакомые – те ребята, которые со мною учились в университете, либо знают через ФБ или через что-то, что начинается интересная история для них. И они сами выходили на связь. Потом этот снежный ком постепенно нарастает – друзья друзей, знакомые знакомых, и получается, что основной костяк создается исключительно из вашего нетворкинга, из вашего близкого круга общения. Друзья остаются до определенного момента. Когда запал проходит и компания из некоммерческого, подвального, камерного стартапа превращается в что-то такое уже крупненькое, и там уже не поговоришь друг с другом типа «здорово, как дела чувак!». Когда в компании работает много людей, которых руководитель не знает лично, то это начинает делу мешать и это проблема «золотой коровы». Работает у тебя закадычный друг, который всегда пинает тебя, открывает дверь ногой, когда заходит в офис, но при этом уже уровень корпоративного развития немного выше того, с чего начинали. И поэтому все мои близкие друзья, кто начинал старта, прекрасно знали, что на каком-то этапе им придется либо поменяться – в большинстве этого не хочет, и дружба для многих людей важнее, чем бизнес, чем корпоративные правила, — либо уйти. Они уходят, получают отличное вознаграждение, остаются в компании как акционеры, чтобы получить свой опцион. Когда назревает следующий стартап, опять запрыгивают в эту лодку. Вместе грести легче, особенно с проверенными людьми.

Алесей Алтухов

Я считаю, что команда должна быть максимально дисциплинарной и межкультурной. В Швейцарии это вегда удавалась, потому что она находится на перекрестке многих стран. По поводу отношений – я считаю, что отношения среди основателей одно из самых основных и никогда не нужно жертвовать моральным вектором компании ради сиюминутной выгоды.

Ирина Малолетнева

Я понимаю, что бизнес – это круглосуточное дело. Но вы, наверное, когда-то отдыхаете. Хотелось бы узнать, какой отдых вы предпочитаете?

Александр Атаманов

Отдыхается (вздыхает). Один из больных вопросов. Не знаю, как в Швейцарии, но здесь в Москве сейчас тяжеловато с отдыхов. Летом было попроще – водный спорт, мотокросс и всё на свете. Сейчас не сезон. Но вот на выходных был в Сочи, в годы ходил в поход небольшой. Вдохновляет воздух свежий мозги продувает. Такой активный отдых на самом деле очень полезен – и физические нагрузки, и свежий воздух – мне очень заходит хорошо. 

Алексей Алтухов

Я полностью согласен с Александром. Мне не хватает гор – я охотился в горах. Отдых позволяет проверить и своих друзей, и команду.

Ирина Малолетнева

У меня вопрос по поводу конкурентов: вот что вы с ними делаете? Дружите, душите, сотрудничаете? Есть ли сейчас в вашем бизнесе конкуренция?

Александр Атаманов

Да! Вы знаете, один из доводов, почему я пошел в наукоемкие проекты, технологические стартапы, это какая-то природная боязнь конкуренции. Правда. Я не нашел бы в себе силы открыть очередную Ленту или Ашан, сделать какую-то сеть ритейла. Я просто боюсь как огня вот этой чудовищной конкуренции, где нужно за каждую копеечку рубиться насмерть, просиживать часами в офисе, чтобы не дай Бог тебя на повороте не обошли более проворные конкуренты. Поэтому, технологический бизнес здесь дает некую свободу от конкурентной борьбы. Если даже рынка для него нет, то это самое подходящее место для стартапа. Голубой океан, так называемый, где отсутствует структура рынка. Я люблю плавать в таких свободных водах. Конечно, они тоже со временем начинают губить акулами, и здесь уже нужно новатору, изобретателю, визионеру скорее выпрыгивать из этого океана, оставляя мощную команду операционных менеджеров на борьбу с конкурентами. А самому искать очередной голубой океан или хотя бы одну лужицу, где пока еще никого нет.

Алексей Алтухов

Я был техническим директором компании в Швейцарии. Я опять согласен с Александром, что мне комфортнее не динамическая борьба, а технико-эконмическая. Потому что это позволяет создавать объекты – мы когда-то читали сказки о ковре самолете, мне это интересно.

Александр Атаманов

О молодых сотрудниках. Да, их берут часто! Для стартапа есть два варианта – либо брать самого «простого», либо брать профессионала. Профессионал сразу придет и начнет устанавливать свои правила, может даже за вашей спиной. А молодого придется, конечно, учить, но он в какой-то момент все равно уйдет. Вы вкладываете в него свои ресурсы, обучаете его, даете ему знания. И должны быть готовы к тому, что он все равно уйдет от вас. Это неизбежно. Поэтому, руководителю всегда приходится выбирать из этих двух крайностей. Можно брать молодых специалистов и постарше, когда есть в команде ребята дерзкие, амбициозные и им в противовес матерые, но не такие дерзкие специалисты, то это самый классный вариант, когда есть баланс. Нельзя набирать в команду только лишь профессионалов и работать с ними, потому что будет не хватать дерзкого запала и юношеской беспечности, которая нужна в большинстве бизнесов. Но и без фундаментальных знаний, без опыта тоже можно дров поломать. Поэтому, нужен крепкий тыл. В обороне – те, кто постарше, в нападении – те, кто помоложе.

Ирина Малолетнева

Возможет ли тандем изобретателя с тем, кто продвигает продукт? Как назначается цена вашей продукции на рынке, которого еще нет? Мой магистрант создал робота для пожаротушения. Когда я спросила какая цена у этого продукта, он сказал 15000. Я говорю: 15 000 долларов? Нет, рублей. Я спросила: вы считаете, что серьезные люди будут покупать к вас за эту цену? У меня возник такой вопрос.

Александр Атаманов

Вопрос понятен. Он из разряда прорывных. Я всю жизнь мечтал найти себе партнера, который бы это делал. А мне интересно вот это испытание проводить. Когда ты по колено в снегу с летающим аппаратом, который пытается тебя убить, вот это для меня гораздо существеннее, чем заниматься презентацией, листать что-то. Что-то рассказывать. Проводить конференции. Я такого человека еще не нашел. Может быть к счастью, а может и к несчастью. Пришлось учиться самому. Поэтому, мой совет – не дожидаться пока к вам на голову сваливается такой партнер талантливый, коллега, который за вас делает всю эту рутину. Надо учиться. Развиваться. Если человек – изобретатель, ему сложно будет реально разобраться в финмоледи и так далее. Сложно, но можно. Поэтому надо потихоньку этими знаниями запасаться. Если лень заниматься этим самому, надо идти в акселератор. Любой акселератор и занимается тем, что изобретателей и визионеров настраивает на более прагматичный финансово-инвестиционный путь, учит этим азам, вещам, которые нужно знать. Насчет цены на продукт, которого еще нет, абсолютно правильно вы говорите, даже любым инвестором это будет воспринято как некомпетентность. Если у изобретателя спрашивают, сколько стоит твой велосипед, и он называет цену, то это крайне неправильно. Потому что он не может знать, сколько он стоит, он не работает на фабрике по производству велосипедом. У него нет знания по снижению затрат, по логистике складов, дилерских центров, сервисном обслуживании – из чего складывается стоимость продукта. Самый правильный ответ на этот вопрос – у меня нет компетенций, чтобы отвечать на такие вопросы. Вот и всё!

Алексей Алтухов

Цена продукта – важный вопрос. Я вспоминаю, как в Швейцарии мы выставляли цену на продукт, мы экспериментировали – это был «экспериментальный подход».

Вопрос о финансовой компетенции

Александр Атаманов

На самом деле многие фонды пытаются контролировать расходы своих финансов. И это правильно! Но, чтобы дойти до этого уровня, чтобы к вам в стартап поставили человека, нужно пройти еще огонь, воду и медные трубы. Обычно от стадии идеи до получения первых денег проходит года три. В эти три года придется все делать самому и не рассчитывать на то, что поставят какого-то финансового директора или финансового менеджера, который будет за все отвечать. Маленькие раунды, посевные стадии, первые деньги это самый сложный период для основателя, когда обо всем надо заботиться своей головой, потому что инвесторы тоже разные попадаются. Там вам помогать никто не собирается и это проверка на прочность , которую нужно пройти. Потом уже появляются крупные фонды, крупные инвесторы, и вод для больших денег нужны серьезные компетентные финансовые люди, которые будут присматривать за тем, как вы их тратите. Потому что изобретатели тратят деньги вообще не глядя! А это тоже неправильно. У нас большая часть бюджета , львиная доля – это технические вещи. Железки, грубо говоря. На самом деле никто не задумывался, то надо делать резервные фонды. Когда денег появляется много, вы почти не правитесь с этим потоком, скорее всего поставят кого-то наблюдать, смотреть и помогать.

Вопрос: как набираются команды. Вы отбираете людей в стартапы, опираясь на какие-то принципы, или просто по необходимости это делаете?

Александр Атаманов

Принципы сбора команды, конечно, нужно, чтобы в первую очередь глаза горели по теме стартапа. Если у человека запал есть, и он это демонстрирует, это, наверное, один из важнейших факторов, чтобы человека взять или не взять. Потому что если человеку не нравится то, чем ему предлагают заниматься, то никакие деньги, никакие бонусы не заставят его вкладывать свою душу и силы в это дело. Он будет сидеть с 10 д 6 и потом уходить домой. Поэтому, я считаю что у человека должна быть внутренняя мотивация, чтобы у человека была тяга к этой истории. Чтобы он в нее верил, чтобы он её горел. К специалистам мы обращались несколько раз, в HR агентства у нас и за рубежом, подыскивали кандидатов, которые чисто технически подходят под написанное ТЗ. А дальше из этих кандидатов мы выбирали исключительно по горящим глазам и встраивали их в команду, которая уже есть. А дальше – человек ли конфликтный, как он ладит со своими коллегами, но квалификация на первом месте в команде. Нам приходилось очень много говорить: если человек совсем интроверт и не умеет общаться, то с ним сложнее коммуницировать.

Алесей Алтухов

Моя версия сходится с версией Александра. Первое – это желание участвовать в разработке, и даже если человек не совсем подходит по специальности, если он горит и хочет это делать, но может всему научиться. Самое главное – это желание участвовать в проекте. Нужны схожие моральные установки. Когда ты начинаешь проект, то опираешься на друзей и коллег.

Ирина Малолетнева

Мы в России живем. У меня такой вопрос: сталкивались ли вы с криминалом, людьми, которые пытались каким-то образом «отжать» у вас бизнес?

Александр Атаманов

Я согласен, это очень важный вопрос о безопасности бизнеса. В России у меня не было каких-то критических ситуаций, связанных с наездами. Наверное, у нас более цивилизованный рынок, если мы общаемся с людьми одной «стаи». Когда мы в Америке пытались коммуницировать, брать на работу топ-менеджера, там у нас были очень серьезные проблемы. Это связано с тем, что национальная рознь и геополитическая её составляющая, нас ставила в очень невыгодное положение относительно тех людей, которых мы нанимали. Были серьезные разборки, вплоть до судов; мы и откупаться пытались, и судиться пытались, как-то защищать себя . Среди своих очень сложно найти совсем отчаянного ,чтобы выделить корпоративный конфликт в компании, которая растет. У нас был плохой опыт с тремя кандидатами СЕО – у меня был конфликт с двумя из трех. Люди абсолютно разные – из оборонки, вывший военный. Как они к нам относятся? Представьте, Москву приехали, скажем, ребята из Монголии со своим стартапов и пошли куда-то… в своем болоте реально комфортно и можно со всеми договориться, все проблемы решить. А вот за границей, к сожалению, гораздо сложнее: там и языковой барьер, и менталитет разный, и позиция экспата…

Андрей Кузьмичев

Я считаю, что сегодня мы услышали мнение людей – человека с кровью и потом создающего бизнес с нуля. И люди, которые это испытали, они, не то, чтобы не врут, им, наверное, крайне важно еще поделиться тем, что они сделали. И, может быть, найти поддержку не только у своих коллег, у сообщества, с которым они связаны, а у другого внешнего окружения, которое им вроде бы знакомо, но они далеки от него. Дени и коллеги, которые пока еще рядом: мне кажется, переписка, которая есть у меня – я её обязательно сохраню, — я полагаю, что и дальше мы будем в таких форматах, которые уже получаются.  С одной стороны, приглашать тех, кому есть что сказать, и это крайне важно, но вот тему, которую сегодня затронули, но не осветили, мне кажется, особенно для студентов, можно подавать интересно и хорошо. Почему преподаватели не в бизнесе? Почему преподаватели не могут рассказать о той практике, которая существует? Вот если бы это получилось, мне кажется, было бы очень здорово!

Ирина Малолетнева

Мне очень сегодня было интересно, приятно. Много полезного и важного я услышала. Вопрос, который вы задаете, об участии в бизнес-проектах, я хотела бы, например, но так получалось, что совмещать преподавание и участие в проектной деятельности получалась только поочерёдно: 5-7лет в проектной деятельности, потом лет 5 преподаешь, потом опять возвращаешься в проект. Это связано и с природной ревностью работодателя, где ты работаешь, и я столкнулась с таким вопросом, для меня удивительным – я что, мало плачу вам? Почему вы хотите тратить мое время, работодатель считает тебя своей собственностью, время, которое ты мог посвятить моим проектам? А ты его хочешь отдавать студентам! Что касается вуза – вуз тоже не сам, со стороны министерства спускается такая нагрузка, когда просто невозможно найти время для того, чтобы все выполнить и еще пообщаться со студентами.

Из семи страниц вопросов отберем главное:

Денис

17:58

Что было самым сложным во время общения с инвесторами?

Александр Атаманов

(не в сети)

18:01

С инвесторами не сложно общаться

Денис

18:02

Не сомневаюсь) для вас какие моменты были самыми сложными в процессе убеждения, поиска или что-то ещё?

Александр Атаманов

(не в сети)

18:03

))) я не убеждал никого… Они умные люди, если видят потенциально успешную тему — сами за вами бегать будут. И они будут уговаривать взять их с собой в будущее.

Денис

18:05

Значит идея была очень хорошо представлена, обычно встречаюсь с проблемой когда идею приносят максимально не структурированной и очень сложно понять что к тебе попало.

Александр Атаманов

(не в сети)

18:08

Да, важно чтобы вас заметили.

Александр Атаманов

(не в сети)

18:08

Но это не проблема, если проект заметный))

Денис

18:09

Да я думаю что ребятам тут было бы интересно узнать про проблемы, так как не каждый проект такой знаковый

Денис

18:10

Никаких перепалок)))

ладимировна

18:11

Андрей Дмитриевич, я здесь я все вижу и слышу, но подключиться почему-то не могу!

Боголюбов Леонид

(не в сети)

18:12

А действительно, если проект не самый новаторский, то к нему никак не привлечь инвестиции?

Дарья Ковалева

(не в сети)

18:14

Есть ли у вас в команде пиарщики и SMM?

Александр Атаманов

(не в сети)

18:14

нет! Боже упаси))

Боголюбов Леонид

(не в сети)

18:15

А почему так критично?

Александр Атаманов

(не в сети)

18:15

У нас все ресурсы направлены на технологии — это инженеры, программисты, технологи.

Александр Атаманов

(не в сети)

18:16

Если в стартапе есть штатный СММ и пиар — это красный флаг для любого инвестора. Это значит что стартап тратит деньги на то чтобы надуть пузырь, а не сделать технологию.

Владимир Семчишин

18:17

На сколько я знаю, у вас в команде человек в прошлом занимался

Digital-маркетингоом. По всей видимости такие люди полезны?

Як

Яков

(не в сети)

18:28

опционы и акции

Яков

(не в сети)

18:29

кампания растет, растет и их кошелек, а еще могут платить дивиденды

Александр Атаманов

(не в сети)

18:30

Друзья работают за ОПЦИОН. Это единственный профит для них.

Яков

(не в сети)

18:32

А часто ли в стартап берут джунов? или никто не хочет обучать людей, нужны готовые кадры?

Денис

18:37

Так если инвесторы приходят, обычно они ставят на финансы как минимум вполне компетентный людей

Александр Атаманов

(не в сети)

18:41

Ставят на финансы людей на гораздо более поздних стадиях. Раунды А и Б и далее.

Бурова Тамара Александровна

18:43

Вопрос: для набора людей в участии стартапа, Вы опирались на какие-либо принципы сбора команды? Или же Вы обращались к специалистам по необходимости?

Денис

18:44

Мы от 100 к долларов уже еженедельно мониторим, маленький раунд без контроля это сколько?

Александр Атаманов

(не в сети)

18:44

До 2-3 млн долл по моему мнению можно без Фин директора

Денис

18:45

У вас смелые инвесторы🙈

Александр Атаманов

(не в сети)

18:47

Это венчурный рынок — инвестор это жадность/страх

 (не в сети)

18:48

если страх перевешивает — он не инвестирует. Если жадность — то инвестирует ))

Бурова Тамара Александровна

18:48

Благодарю за ответы!

Надир Абдухманов

(не в сети)

18:51

Спасибо за ответы!

Денис

18:52

Андрей Дмитриевич, спасибо за такой удобный формат, наконец то есть возможность присутствовать!)))

Денис

18:57

Александр, спасибо за ответы!

Яков

(не в сети)

18:57

Спасибо, было крайне интересно

Александр Атаманов

(не в сети)

18:59

Вынужден распрощаться! Спасибо за внимание! Спасибо организаторам!!!

Поповкин Александр

19:00

Большое спасибо!

Бурова Тамара Александровна

19:00

спасибо

Чепик Елена Чеславовна

19:00

Благодарю, за замечательную встречу!

Моисеева Александра (МТ9-11М)

19:00

Спасибо большое!

Екатерина Гончарова МТ9-11М

19:00

Спасибо!

Теги:, , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра "Экономика и организация производства"; руководитель Клуба инженерных предпринимателей ; заместитель директора НОЦ "Контроллинг и управленческие инновации"

Оставить комментарий

Контакты

Клуб инженерных предпринимателей

НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: 1830bmstu@gmail.com

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru, clip-russia.ru

Защита авторских прав

© 2012-2021 КЛИП — Клуб инженерных предпринимателей НОЦ «Контроллинг и управленческие инновации» МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip-russia.ru обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности