Архив автора

Андрей Кузьмичев

профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана, кафедра "Экономика и организация производства"; руководитель Клуба инженерных предпринимателей ; заместитель директора НОЦ "Контроллинг и управленческие инновации"

Возможности и вызовы в работе малого предприятия при работе в крупных проектах

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Анонсы открытых лекций, Новости КЛИП

30 ноября в 17:30 Клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н. Э. Баумана проведёт онлайн-заседание на тему «Возможности и вызовы в работе малого предприятия при работе в крупных проектах».

В гостях у КЛИП — Максим Новиков, выпускник МГТУ им. Н. Э. Баумана, заместитель директора компании VDK — машиностроительного и интеграционного предприятия, В гостях у КЛИП — Максим Новиков, выпускник МГТУ им. Н. Э. Баумана, заместитель директора компании VDK — машиностроительного и интеграционного предприятия, работающего на базе Технополиса в Москве.

Бауманец расскажет о том, как VDK реализовал несколько сотен успешных проектов с крупными промышленными предприятиями и крупными компаниями коммунальной инфраструктуры. В их числе ПАО «Сибур», АО «Щекиноазот», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ», АО «Тулачермет», ООО «ЕВРАЗ», ПАО «РусГидро», АО «Минерально-химическая компания ЕвроХим», ПАО «Уралкалий», ПАО АНК «Башнефть».

Участие бесплатное, подключение на встречу по ссылке https://webinar.bmstu.ru/b/rrn-khx-cum

От первого лица:

Несмотря на сравнительно недолгую историю развития (около 10 лет) и небольшой штат в 90 человек, Компания выполняет собственными штатными ресурсами не только широкий спектр задач производственного цикла – от заготовительных и механообработки, а так же сборочных, в том числе сварочно-сборочных по широкой номенклатуре легированных сталей и специальных сплавов, а так же всему спектру инженерных пластиков, до задач технологического инжиниринга, адаптации оборудования под задачи Потребителя, а так же полного спектра работ по автоматизации процесса и запуска производственных участков.

Потребности современных проектов и особенности работы в химическом и экологическом машино- и аппаратостроении накладывают на Производителя ряд сложных требований – основное из которых заключается в том, как обеспечить гибкость и вариативность предлагаемых решений, подстроится в достаточной степени под условия крупного проекта или заказчика, сохранив управляемость результатом качества и экономическими показателями процесса.

Предприятие является фактическим лидером среди Российских компаний в области разработки и производства смесительной и автоматической дозирующей техники для промышленных задач, в том числе низкоскоростных погружных мешалок, которые ранее не выпускались предприятиями РФ и поставлялись исключительно европейскими производителями.

ВЫ ДАЙТЕ НАМ ПОНИМАНИЕ, ЧТО ЭТОТ ЗАВОД БУДЕТ 10 ЛЕТ РАБОТАТЬ!

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

Столичный автозавод «Москвич» после долгого ожидания возобновил работу. – такая свежая новость появилась в конце ноября 2022 года в публикации В российской столице запущено серийное производство кроссовера «Москвич 3». Там же речь идет о том, что нынешний Москвич не совсем наш: первая модель — это версия китайского переднеприводного кроссовера JAC JS4, цена которого будет в максимальной комплектации до 2,2 млн. рублей. На открытой лекции в октябре 2022 года «КАК ИЗ НЕБОЛЬШОЙ ФИРМЫ СТАТЬ КОМПАНИЕЙ С НАЛАЖЕННЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ» Дмитрий Иванов, выпускник Московского Авиационного Института (2007 — специализация: Защита информации на предприятии «Специалист»; специализация: Предпринимательский менеджмент «Экономика и управление на предприятии» «Инженер-Экономист») и Российской Академии Государственной службы при Президенте (2012, специальность: юрист, специализация: государственное строительство и право), генеральный директор компании ООО «Ультраконденсаторы Феникс» , говорил не только о тематике нишевой отрасли, но и попутно затронул вопросы и автомобилестроения, и других отраслей, где применяются суперконденсаторы. Но сначала он ответил на наши наивные вопросы. Вот они:

Вопрос: какие сказочные герои запомнились из детства, кто на вас оказал влияние?

Иванов: сложно вспомнить, но, наверное, советские мультики. Потом «Три мушкетера», но в детстве – советские мультики: Ну, погоди…

Вопрос: как надо воспитывать барышень?

Иванов: тут, наверное, нет универсального совета. Я считаю, что в любом случае воспитание ребенка… личность закаляется в каких-то испытаниях. Ребенок не должен как сыр в масле кататься. Я такого не разделяю, считаю, что ребенок должен сам добиваться всего потихоньку и не нужно, если что-то не получается, не нравится ребенку, не нужно его заставлять. Потому что бывает часто, что папа хотел быть хоккеистом, он таскает ребенка на хоккей, а тому не нравится. И с девочками, и с мальчиками всё так же.  Я сам спортом занимался, мотокроссом, мастер спорта. Помню, как я с детства мечтал об этом, но не было возможности, потому что спорт требует значительных финансовых вложений. Я с 10 лет ходил и полы подметал, и только к 18 годам у меня появился свой мотоцикл. И я начал выступать. А со мною вместе ходили абсолютно нормальные ребята, папы приезжали на джипах и привозили им новые офигенные мотоциклы. И они со слезами на глазах уходили. Так что надо не заставлять ничего делать и смотреть, как ребенок развивается. Следить за его интересами. Не нужно с ребенка слишком много требовать. У нас любят: пять лет ребенку, давайте его на английский, на испанский, иди учи!!! В итоге ребенок просто перегорает, как и любой другой человек. Конечно, все эти знания пойдут на пользу, но в итоге, если вам потребуется английский, в какой-то момент в вашей взрослой жизни, вы его выучите за год. Чтобы общаться. И если он вам не нужен будет, вы за год его забудете. У меня была схожая история – учил долго английский, общался, много ездил за границу в командировки. А потом – раз! И у меня за пять лет никакого общения по-английски. Так что не надо ребенка передавливать. Он будет сам спокойно развиваться, а дальше основное получит.

Вопрос: как в юном возрасте научиться что-то свое делать в этой жизни?

Что такое свое дело? У молодого поколения инфантилизм более развит, чем у нас, они какие-то все индивидуальные стали. Все хотят от ответственности подальше отойти. С точки зрения сделать что-то свое, если у человека есть какая-то предрасположенность к какой-то деятельности, например, хочет дом построить, то сделает это; с бизнесом так же – если вы занимаетесь каким-то делом и вам оно нравится, просто, тут сложнее и менее понятно, как перейти от того, что ты ходишь на работу каждый день, к организации своего бизнеса… должна быть предрасположенность к этому, наверное. Многим это не надо. Но выходить из зоны комфорта надо.

У меня лекция по суперконденсаторам. По их типовым применениям. И немного о нашей компании. Я занимаюсь суперкондентаторами с 2010 года. Работал в трех компаниях по этому направлению. Тема мне интересна. У меня была любовь к технике, к автомобилям, к электромобилям. Попал я туда достаточно случайно. Но сначала о теме лекции.

Суперконденсаторы, относительно новое, хотя технологии уже несколько десятков лет, это накопители энергии, которые занимают нишу между обычными конденсаторами и аккумуляторами. Они накапливают энергию намного быстрее чем аккумуляторы, и обладают большей мощностью, и их энергия значительно превосходит традиционные конденсаторы. Образовалась эта ниша, и они применяются там, где нужен значительный срок службы, большая цикличность и высокая мощность. Применяется там, где требуется импульсный режим работы. Изначально тема пришла с автомобилей, с автомобильных систем пуска. При отрицательной температуре аккумуляторы замерзают и не позволяют заводить технику. У суперкондентатора внутренне сопротивление практически не меняется до минус 40, и в силу этого он, как источник мощности, отлично подходит для запуска двигателя. Мы выпускаем систему запаска двигателей для автомобилей МЧС, МВД, всяких вездеходов, там, где нужна высокая надежность запуска двигателя. Изделие получается небольшим, очень мощным и гарантированно запускает двигатель. Потому что есть как-бы Вебасты, пусковые подогреватели, но они лишь подготавливают двигатель к пуску. Но не пускают его. А для того, чтобы запустить двигатель в очень холодную погоду, то нужен большой ток, а аккумуляторы замерзают… мы разработали целую линейку этих систем запуска на разные двигатели от самых маленьких до больших КАМАЗов. Как стационарно устанавливаем их на автомобили, так и делаем переносные в виде пусковых устройств. Далее – системы майл-гибрид. Есть у нас обычные гибридные автомобили, есть «легкие» гибриды, так называемые. У нас мир идет к электромобилям, минуя нишу гибридов. Хотя стоимость аккумулятора доходит до 40 % от общей стоимости автомобиля. А система майл-гибрид – это установка легкого накопителя стартер-генератор, и фактически старт и запуск двигателя, докрутка на престарте, торможение – он позволяет сглаживать пики. У нас режим работы двигателя рваный, мы снижаем мощность ДВС, и снижаем потребление топлива. Был создан пилотный проект на базе УАЗ-КАРГО и Лада-калина, кажется, совместно с НИАЭ, это институт автомобильной электроники. Проект успешно прошел, но остался не замеченным в силу каких-то причин. Жаль, что такие проекты не пошли, хотя увеличение стоимости таких автомобилей совсем незначительное. Это не электромобиль, который стоит намного дороже: здесь добавляется конденсаторная батарея и генератор. Интересный проект.

Обычные гибриды. Применение суперконденсаторов позволяет делать батареи, срок службы которых десять и более лет. На весь срок эксплуатации автомобиля делается батарея, ставится и успешно работает. Разные производители занимались этим направлением.

Применение в подсистемах автомобиля. Там, где нужна импульсная мощность, эдектро усилитель руля, стеклоподъемники, такие, знаю, в Ламборджини применяются, надо поднять и опустить стекло быстро. 

Применение на автобумах – очень большой пласт в мире. Это гибридные автобусы. Они давно применяются во всем мире на суперконденсаторах с очень низким уровнем выброса СО. И тут возможность двигаться в режиме старт-стоп: т.е. двигатель не загрязняет природу. Таких автобусов выпущено уже более 20 000 по всему миру, может быть, уже 30 000. Одно из интересных применений в России: мы занимались в 2014 году совместно с заводом по производству троллейбусов, создали автобус КУБУС. Очень интересный проект, так была установлена газовая турбина, работающая на природном газе. И стоял суперконденсатор, обеспечивающий работу двигателя. Фактически это был гибрид, где генератор на борту в виде газовой турбины заряжал накопитель и автобус «работал». Был суперэкологичный. Тогда, в 2014 году, время было переходное и тогда Москва не стала их закупать. Цена такого автобуса была выше на 25 % чем у дизельного автобуса, но нам сказали: если он будет стоить как обычный дизельный, мы тогда рассмотрим вопрос, потому что бюджет у нас фиксированный. 200 автобусов. И мы не можем купить у вас 150 автобусов. Но сейчас уже электробусы «пошли», хотя с точки зрения экологии гибриды не уступаю им. Грузовая техника. У нас совместно с КАМАЗом реализовывались проекты.

На электротранспорте суперконденсаторы тоже применяются сейчас на трамваях в Москве. Их компания? выпускает — на крышах большие «коробки» лежат, это сумеркодненсаторы. Их задача – обеспечить сохранение энергии, рекуперацию. Главная задача здесь – не столько экономия, сколько разгрузка тяговой сети. Это очень актуальная задача и для метро, потому что мощность подстанций ограничена, а поток транспорта надо увеличивать. И так мы снижаем пики, сглаживаем за счет конденсатора. В метрополитене в 2014 году был проект по созданию таких накопителей между подстанциями.

Подъемные механизмы – тоже прекрасная область применения: кран, лифты. Такие проекты пилотные есть. Не про все могу сказать, но они присутствуют. Подъемники, погрузчики, их применение в энергетике. Это тоже хорошая история. В Россетях на подстанциях стояли аккумуляторы их задача была такая: если пропадает питание, то нужно сделать корректное завершение работы, закрыть все протоколы и по каналу передать показатели. Аккумуляторы надо менять постоянно. Плохо работают зимой. Мы предложили концепцию суперконденсаторов. Более 20 000 штук систем поставили, начиная с 2019 года. И по ним отказов не было – супернадежная работа. Большая энергия не нужна, мы пять минут поддерживаем работу. Никакого обслуживания, зимой где хотите ставьте!

Еще применение в альтернативной гидроэнергетике в составе ветрогенераторов. Не наша компания их поставляет. Но мы тоже прошли испытания.  Альтернативный продукт выпустили – для управления поворотом лопастей ветротурбин.

Применение для как накопителей энергии для разных видом арматуры: закрытие клапанов, кранов, на нефтепроводах, водопроводах…

Последнее, о чем можно рассказать, фонари на светодиодах. Тоже прекрасная история. Фонарь, который работает в любое время, может быть даже с зарядкой от вибрации, он в кармане лежит, вы ходите, а он автоматически заряжается от конденсаторов и может работать полчаса. Либо экспресс-зарядка: фонарик может лежать 20 лет у вас в машине, вы его взяли, потрясли, подключили в сеть, и он у вас работает.  Мы работаем над этим проектом и многое получается.

Компания у нас небольшая – полтора десятка человек. Костяк. Остальные у нас – подрядные организации и дружественные организации. С моей точки зрения сейчас это наиболее правильное построение бизнеса, потому что мы понимаем, что наращивание штата при отсутствии долгосрочных проектов чревато большими проблемами

Как я попал в этот бизнес? История у меня забавная – в школе я не очень увлекался точными науками, и пошел в авиационный институт. Он был рядом, мои родственники заканчивали его. Институт отличный – все, кто со мною учился в группе успешно сейчас работают в серьёзных нормальных компаниях. Учился я по технической специальности – по защите информации, на третьем курсе мне предложили подрабатывать – иди подработай в налоговую. И меня взяли в налоговую. Я пошел получать экономическое образование. Экономику и управление на предприятии не зря учил – это то, чем я сейчас занимаюсь.  Так я закончил первое образование, второе, потом меня потянуло в юридическую плоскость – в прокуратуре попросили юридическое образование.  Меня направили в Академию госслужбы при Президенте, тогда РАНХ называлась, сейчас РАНХиКС, тоже с красным дипломом закончил её. Очень мне нравилось государственное строительство. А потом, в 10 году, у меня резкий перелом случился – мне предложили пойти в компанию Элтон. Она уже не работает в Троицке. Они занимались суперконденсаторами. Я как-то резко перевернулся, мне это очень интересно. Я не скажу, что мне было не интересно в нормотворчестве. Но строительство сложного механизма либо строительство государстве с точки зрения законотворчества на самом деле очень похожие процессы. Это процессы, которые основываться на фундаментальных знаниях. А здесь всё было живое – это меня подкупило. Я в это погрузился и так из этого не вылажу. Нахожусь в этой нише давно и очень рад, что у меня всё так получилось, потому что это очень интересно.

Иванов: у нас сотни клиентов, в том числе из Роскосмоса, просто наш конденсатор может быть размером со спичку.

Вопрос: как вы из малой фирмы дошли до производства? Какой путь пришлось пройти? Пройти?

Иванов: путь был непростой. Если взять наше предприятие и корейскую компанию, или китайскую, то нам еще идти больше, чем уже прошли. Главная сложность в том, что в наших реалиях отсутствует планирование. Потому что все, кто к нам приходил, будь то Россети, Росатом, Роснефть, и никто за мои длительные годы работы больше года не давал никаких гарантий о потреблении продукции. Мы что-то внедрять можем, но мы делали, но ведь сделать пять штук – это одно дело, а тридцать тысяч штук  – совсем другое. Мы сделали пять штук, они их испытали и сказали: здорово! 30 000 сможете сделать? Сможем. А когда нужно будет? Мы еще сами не знаем. Ждем. Это разговор был в феврале. Доходит дело до конца августа. Давайте мы договор подпишем, когда поставлять надо? Ну, с сентября начинайте поставлять. А у нас закупка комплектующие может полгода занимать. Ведь это и закупить, наладить процессы… когда нет поланирования,

Очень сложно развивать компанию. Ведь это и увеличение численности, и закупка оборудования, всё это должно работать. Но в силу того, что такой возможности развиваться нет, мы развиваемся поступенно. У нас, слава Богу, есть большой круг подрядчиков и партнеров. Металлообработка – партнеры. Но мы сейчас пришли к тому, что если у вас большой объем потребления, его нельзя распланировать на длительное время, 

Использовать подрядчиков. Если мне сейчас предложат сделать 10 000 – я сделаю. Потому что за мной стоят партнеры. Это не люди, которые сидят у меня в цеху и голодают, ждут, когда же я принесу им зарплату или заказы. Это партнеры, которые занимаются той же металлобработкой, и я понимаю, что если в этом году у меня не будет роста заказов, то мы не умрем с голоду. Мы не закроем компанию. Мы будем и дальше работать. Просто мы чуть меньше заработаем. На рынке текущем это спасает. Единственно правильный подход с моей точки зрения, к развитию бизнеса, особенно если в вас не хотят влить огромное количество денег. А я таких проектов на своей памяти видел очень много. Первый завод суперконденсаторов, где я работал, отличная история была. Влили кучу денег туда!

Трансмашхолдинг финансировал. Но, в итоге всё закрыли с убытками по нескольким причинам: рынок не был готов, в 2010 году рынок не был готов к гибридному транспорту, к системам пускам. А из-за того, что сразу начали накачивать компанию персоналом, производством, полным циклом, и так далее. И просто она не успела выйти на свой объем потребления, чтобы себя прокормить. Когда в какой-то момент это надоело, сказали: всё, ребята, давайте заканчивать, поскольку это частные деньги. Если это госденьги, то это может длиться дольше. Компания Леотех, они не такие уж плохие аккумуляторы делают, но они же тоже, насколько я знаю, они всегда были убыточное компанией. Плодить огромные компании просто для того, чтобы отчитаться, что мы вот построили завод! И что дальше?

Мы не перешли на стадию строительства суперзавода, хотя нас очень просили, потому что мы понимаем: ребята, хотите завод полного цикла, можете даже денег не давать, мы его построим сами. Вы дайте нам понимание, что этот завод будет 10 лет работать. Или хотя бы 5 лет. В этом главная проблема.

Вопрос: вы упомянули вариант в альтернативной энергетике, можно ли говорить о перспективах использования вашей технологии в солнечных панелях?

Иванов: любая альтернативная энергетика, будь то солнце или ветер, она имеет нестабильную генерацию, а потребителю надо иметь стабильную подачу электроэнергии. В связи с этим эти системы должны иметь накопитель энергии. Но здесь применение супероканденсаторов для накопления энергии не имеет смысла, потому что они – накопители небольшой емкости. Энергии в нем на порядки меньше, чем в аккумуляторах. При тех же габаритах, стоимостных характеристиках. Суперконденсаторы применяются там, где нужны минуты, до получаса, но это уникальные случаи, либо там, где нужна суперстабильность и надежность. Системы передачи информации по радиоканалам — там где присутствует резкий пик нагрузки и передачи, там применяются аккумулятор и суперконденсатор. Но это не накопление энергии, а «рваные» режимы. Для солнечных панелей я не вижу смысла, если только не присутствует резкая нагрузка, которая необходима, чтобы обеспечить работу какого-то потребителя.

Представит такую ситуацию: у нас стоит удалённый объект, панель и ветряк, и этот объект должен выходить, например, два раза в день и докладывать свое состояние по мощному радиоканалу. У нас работает солнце и ветер, стоит конденсатор, который может работать и у него срок службы 20 лет. И вот это всё работает автономно. Он заряжается потихоньку: солнце посветит, чуть зарядился, ветер… чуть зарядился. Потом идет мощная передача по радиоканалу, аккумулятор разрядился и снова заряжается. И еще наш реальный проект по использованию геофизических датчиков. В породу в скалистой местности засвкерливаются эти датчики вибрации. Когда начинается вибрация, они «понимают» что идет оползень или еще что-то. И это всё по радиоканалу работает. И если применять вместе с аккумулятором суперконденсатор, в каждом датчики стоит очень маленькая батарейка, но если параллельно с ней поставить суперконденсатор, то система работает на 40 % дольше. Без обслуживания.

Вопрос: вы говорили, что увлекались точными науками, и очень много чего изучали. Что вас мотивировало? Вы добились успеха?

Иванов: мой успех в том, что я не хожу на работу! Нет у меня такого! Мне нравится делать то, что я делаю! Я могу в субботу поработать, в воскресенье. В понедельник не пойти на работу. Просто я занимаюсь любимым делом, мне интересно. И это, на самом деле, очень важно, потому что в моем кругу мои друзья детства, ровесники, все достаточно быстро перегорают. У людей науки гибкость ума что ли. Заниматься одним и тем же делом, если вы его не любите, это очень тяжело. Когда я пришел на работу и стал заниматься конденсаторами, я начал больше с бизнесовой части. Не с технической. Но я очень быстро погрузился в техническую и когда моим коллегам надо было просчитать проект и запрашивать технического специалиста, спрашивать его мнение, специалист в течение суток или двух отвечает, он тоже чем-то занят. Потом специалист передает что-то менеджеру, менеджер связывается с клиентом и так далее. У меня эта стадия быстро ушла, но я, конечно, не приблизился к знаниям суперспециалистов, но в том приближении, в каком это было необходимо клиенту, в 90 % случаев я всегда сам мог с ними работать. Я просто понимал, что те ответы, которые дают технари, понятны мне. Надо углубиться в процесс, не относиться поверхностно к каким-то деталям, а пытаться в них разобраться, особенно если время позволяет. Это не всегда правильный совет, иногда можно на аутсорс отдать. Но в моем случае это помогло. Клиент хочет видеть в вас, как в человеке, который с ним ведет переговоры, какой-то уровень знаний и компетенций. Он вас задает вопрос, а вы сразу же в его режиме «подрулили». Так что нужно иметь базовые знания для того, чтобы не сесть в лужу.

Вопрос: а не было ли каких-то переломных моментов, что что-то идет не так и руки опускаются?

Иванов: нет, наверное. Не было. В плане работы не было. В плане других нюансов – было. Но это не в плане работы. В плане жизненных ситуаций, да, были такие. Были и тяжелые моменты, но вот в плане работа, когда пытаешься сделать хороший продукт, а понятно, что есть какой-то более «желанный» поставщик. Менее «желанный» поставщик. И ты делаешь дешевле, лучше, стараешься. А тебе говорят, вы нам не подходите. Почему? Ну, вот, у вас «граната» не той системы. Это бывает обидно. К сожалению, это зачастую происходит и это большая проблема вообще для нашей страны.

Вопрос: какие советы вы можете дать нам, ребятам, которые начинают входить в профессию?

Иванов: здесь универсального рецепта тоже нет. Но я думаю, что вам не надо сразу рваться в бизнес, этого не стоит делать. Надо сначала реализоваться в профессии своей. Вы поймите, что вам нравится делать, занимайтесь этим. И произойдет какой-то момент, когда вы поймете, что, может быть, и стоит этим заняться. Начать самим что-то делать. У меня, а мне уже почти сорок лет, а когда мне было двадцать, и я только институт заканчивал, все побежали в бизнес. Это не плохая школа. Очень хорошая. Я и сотовой связью занимался, продавал что-то… но всё это – бег на месте. Потому что построить нормальный бизнес можно только когда у вас есть знания и, самое главное, не теоретические, я не преуменьшаю знания, которые дает институт, он дает гибкость ума; когда вы можете решать задачу. Вот этим отличается человек с хорошим высшим образованием от человека без образования. Главное, чтобы ваш интеллект позволял вам воспринять эту информацию, переложить её на ту задачу, которую вам ставят. И когда вы поймете, что вы в своей профессии, у вас всё отлично, всё ОК! И станете специалистом, то поверьте мне, вы достигните, с моей точки зрения, успеха. Успех – это даже не бизнес и не деньги, это может быть ощущение. У меня есть конструктора, я их очень уважаю, они намного старше меня, но это люди, которые очень любят свою работу. Вот инженер-электронщик. Ему уже сильно за 60, уже под 70, он живет в маленьком загородном доме и ему не надо ходить на работу. Он полностью на удаленке и живет в свое удовольствие, и он занимается электроникой. Он мне звонит и говорит: дайте мне задачу, мне скучно. Дайте поработать! Вот это – успех! Вот если у всех так будет, у нас и страна будет другая, и мир будет другой.

Хорошие слова говорил Дмитрий Иванов, спасибо ему. В любом возрасте знания помогают и делу, и жизни. Вот знаменитый на весь мир Андрей Николаевич Туполев, во время Первой мировой войны работавший в госпитале медбратом, познакомился там с будущей супругой Юлией. Вскоре они подали заявление и ЗАГС, и молодой зять переехал в квартиру тещи. Мать супруги отнеслась к нему прохладно, ведь была дворянкой. Но вскоре её сердце оттаяло – Андрей вмиг решил вопрос с горячим водоснабжением и построил печку. А потом в семье и дети появились на радость взрослых.

РАЗРАБОТЧИКИ 3d-ПРИНТЕРОВ ИЗ ТИТАН-АВАНГАРДА

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Анонсы открытых лекций, Новости КЛИП

2 ноября 2022 года с 17.30 Клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана проводит онлайн-заседание на тему «РАЗРАБОТЧИКИ 3d-ПРИНТЕРОВ ИЗ ТИТАН-АВАНГАРДА». В гостях у КЛИП Максим Бурмистров, выпускник МГТУ им. Н.Э. Баумана (2015, кафедра МТ1), главный конструктор ООО «Титан-Авангард» (Additive Solutions), производителя 3d-принтеров, печатающих металлом —  https://addsol.ru/team. Бурмистров расскажет, почему компания, созданная в 2017 году, сегодня стала российским инженерным бюро, предлагающим комплексные услуги по решению сложных производственных задач; какие инновационные решения выполняются компанией для медицины, аэрокосмической промышленности, двигателестроения, оборонно-промышленного комплекса, металлургии, автомобильной промышленности, образования и исследований, а также других отраслях.

Что почитать:

AddSol – давно не стартап

Участие бесплатное, подключение на встречу по ссылке https://webinar.bmstu.ru/b/rrn-khx-cum

7 НАСТРОЕННЫХ РОБОТОВ НА НАШЕМ СЧЕТУ/я находился в постоянном состоянии агонии

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

Вряд ли выпускник Императорского московского технического училища Владимир Шухов в конце своей жизни вспоминал советские награды — Ленинскую премию (1929) и звание Героя Труда (1932). Куда милее ему были полученные за паровые котлы премия на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде (1896) и золотая медаль на Всемирной выставке в Париже (1900). Ведь он конкурировал и в честной борьбе положил на лопатки мирового монстра — фирму «Бабкок — Вилькокс» (Babcock & Wilcox). Кстати, другой выпускник училища, В. И. Гриневецкий, разработал теоретически обоснованный метод расчета парового котла. Вряд ли блестящий выпускник того же вуза Надир Абдухманов знал об этом, выступая 5 октября 2022 года в Клубе инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана на тему «От мечты о стартапе до автоматизации производства». Заместитель директора по развитию компании «Сигнал-Теплотехника» (город Энгельс), одного из ведущих отечественных предприятий, специализирующихся в области производства и поставки бытового и промышленного отопительного оборудования, а компания производит котлы, несущие нам тепло, поведал не только о своих шагах после учебы, но и о том, как и с кем он учился. А начал свой рассказ с таких слов:

Абдухмано: в первую очередь я хочу сказать, что никакие задачи не решаются в одиночку. Поэтому, я буду рассказывать НАШУ ИСТОРИЮ.

Эта история началась с поиска работы, на этот поиск меня допинал мой одногруппник Александр, с которым мы всё это и начали. Мы искали работу, искали инвестора, для того, чтобы сделать стартап. Мы тогда еще не поняли, что мы искали. Но мы искали очень тщательно, очень трудились в этом поиске. Внезапно хедхантер оказался полезен: после сотни разосланных резюме я нашел предложение, которое выглядело одновременно забавно и как-то внушающе. Там были написано: МЫ ИЩЕМ РУССКИХ ИЛОНОВ МАСКОВ. Я очень сильно рассмеялся, если честно, и позвонил Саше, и сказал, что нам точно нужно подавать. Мы прошли три этапа собеседования. Третий этап был с собственником предприятия на котором мы сейчас работаем.

И так началась наша история. Мы сначала пытались создать стартап, думали про наши курсовые проекты. Ни разу не написали в Бауманке типовой курсовой проект, у нас были новые идеи, и мы всю делали вместе. Одна из идей была о комплексе, который сортирует мусор. На самом деле он и до сих пор звучит достаточно свежо. Но всё еще не понятно, как его сделать мобильным. Я еще верю в эту идею! Для того, чтобы что-то сделать, надо начать с чего-нибудь простого, и вы понижали свою планку для того, чтобы мы могли сделать: пришли к тому, что хотим сделать вендиновую машину, точнее, машину обратного вендинга. Это аппараты, которые все видели до 2100 года, это аппараты не для того, чтобы в них можно было что-то купить, а аппараты, в которые можно положить банки, бутылки и прочее, включая пластик, стекло и металл. И параллельно мы очень сильно хотели, чтобы идея коммерческая была также воплощена в наших дипломных работах, потому что мы были на 4 курсе. Тогда мы очень любили сидеть на двух стульях, но очень быстро пришли к выводу, что это не получится и как раз здесь не было противостояния между умным и прикладным. Потому что и бизнес и наша любимая кафедра СМ7 сошлись в том, что наш стартап о обратным вендингом – полный отстой. Бизнес потому, что идея долго окупалась, а кафедра решила, что это не умно.

Тут я перейду к противостоянию умного и прикладного. Суть противостояния в том, что диплом – это наши университетские знания, возведенные в абсолют.

Мы предприняли много решений, но всё еще на границе разумного, чтобы комиссии можно было обосновать свой выбор. Но это была не та идея, которую можно было выгодно коммерциализировать. Только если это не очень суперсложная программа, которая решает много проблем человечества и за нее вам готовы отдать огромные деньги. Если что-то материальное будет вовлечено в эту идею, то это будет, скорее всего, безумно дорого и очень долго окупиться. Мы находились в душевных исканиях, и параллельно в этот же момент я должен отдать дань уважения Сергею Анатольевичу, потому что именно в это время он нас приучал к проектному менеджменту. Мы приняли решение идти в КРОК – Сергей Анатольевич запинал нас в КРОК, мы прошли обучение и здесь я вновь отдаю дань уважения Сергею Анатольевичу, я узнал только через полтора года после начала этого обучения, что оно мне безумно сильно пригодилось. После того, как мы убедились, что фандомат – это не интересный стартап, мы поняли, что это так же неинтересный диплом. И тут мы вспомнили, что у человека, который нас нанял, есть предприятие. Он об этом несколько раз говорил и добавлял: вы же робототехники, а мы роботов ставим! Но мы как-то особо не обсуждали эту тему.

В тот момент решили посмотреть его предприятие. Совершенно неожиданно для себя мы отправляемся в Саратовскую область. Нас встречают на предприятии. Всё нам показывают и обо всём рассказывают. С этого момента у нас начинается бурная мысль о том, что мы можем оптимизировать на этом предприятии. И у нас смешанные детско-университетские фантазии, помноженные на чудеса техники, о которой мы что-то знаем.

Как раз в этот момент я начинаю работать над своим дипломом, который одобрил Сергей Анатольевич, и эта идея даже понравилась предприятию. Саша начал работать над своей идеей – попытался сделать облегченный, уменьшенный позиционер, а я хотел сделать систему для перемещения листового металла. Мне казалось, что это один из самых неоптимальных процессов. Впоследствии с этими темами мы пришли к выводу о том, что даже это является слишком заумным для предприятия. Чего хочет предприятие? Предприятие обычно хочет, чтобы у него было достаточно быстрое решение с достаточно коротким сроком окупаемости. И так же оно хочет, чтобы это решение можно было обслуживать и эксплуатировать. Кажется, по всем этим параметрам наши идеи не подходили. Потому что это долгая разработка, долгое внедрение и большие затраты. Директор этого предприятия, тогда был технический директор, предложил нам идею с автоматизацией листогибочного пресса. После проведения небольшого исследования, мы выяснили, что никто в России этого не делал. Вообще никто! И мы уточняли, спрашивали, связывались с разными подрядными компаниями, и нам все говорили, что это экономически нецелесообразно, это глупость, роботы для этого не используют и вообще зачем это вам? Одновременно с этим предприятию предлагали Universal Robot и мы наверное месяц потратили для того, чтобы переспорить, пояснить, что эти роботы не подходят для предприятия. Мы прекрасно знали минусы этих роботов. Это изначально лабораторные роботы, которые в металлообработке использовать нельзя.

Здесь я остановлюсь и сделаю отдельную ремарку! Я отдельно выписал, почему производство не доверяет решениям с робототехникой. Первая причина. То место, куда вы устанавливаете робота, может быть действующим оборудованием, которое на время пуско-наладочных работ становится неработоспособным и понижает производительность предприятия. Но это 5 %. Если Вселенная была бы идеальной, то данный фактор можно было нивелировать положительным эффектом. От автоматизации мы сразу получаем повышение производительности или берем и увольняем людей. И всё становится замечательно и прекрасно. Но нет! Потому что существует отладка технологии, существует проблемы, которые вы не учли в пуско-наладочных работах. Даже в листовом металле может меняться на небольшую величину толщина или направление резки этого металла, когда его резали и он не был листовым. И это может влиять на гибкость, на абсолютно любой процесс, а поскольку мы делали робота, которые вакуумным способом поднимает ети листы, мы выяснили, что в разное время года металл складывают в пачки с различным количеством масла. Точнее, сначала мы удивились, что там вообще есть масло! Потом подумали, что это – логично! А потом оказалось, что там может быть очень много масла! Присоски по маслу скользят. Что очевидно, но было невероятно!  Вторая причина – то, что финансовая выгода от проектов автоматизации неочевидно и не моментально. Здесь надо отдать дань уважения собственнику предприятия, потому что он был готов и сейчас готов поддерживать наши проекты. Он готов идти на риск ради развития. Он визионер и хочет улучшать российскую промышленность. За что можно ему поставить памятник. Поскольку финансовая выгода не очевидна, требуется подробно рассчитать все затраты и показать, какую мы получаем выгоду от оборудования, чтобы доказать бизнесу, что данные инвестиции когда-нибудь окупятся. Но это не всегда можно сделать с разбегу! Поскольку многие «прочие» затраты, которые обычно так и называются, они практически не могут быть измерены, а заранее не могут быть предсказаны. Поточу что есть очень большое количество затрат, о которых вы на стадии проектирования не можете даже подумать. Третье. Это как рад о «прочих» затратах. Это проблема обслуживания и содержания. Про нее мало думали. Но ключевой фактор второй – финансовая выгода не очевидна. Но это проблема со сложным характером действий. Об этом узнают люди, которые поставят робота, немного поднапрягутся, но если написать стандарты, регламенты, создать нормативную базу, то в дальнейшем эти проблемы решаемы.

Я вернусь к нашей истории. Мы получили задание от предприятия и начали искать роботов. Повсюду разослали информацию о том, что хотим делать проект, мы еще даже не понимали, как мы называемся, какие мы сотрудники и что мы делаем, но мы очень сильно старались. Благодаря совершенно случайно сложившимся звездам, оказалось, что главного коммерсанта в FANUC Robotics Россия знал Сергей Анатольевич. Он был его дипломником. Мы это узнали совершенно случайно, после того, как мы нашли контакты FANUC и я позвонил туда, и им оказался Дмитрий Кайнов Совершенно не помню, как я раздобыл его контакты, но я помню его удивление, когда я произнес имя Сергея Анатольевича. Мы поехали туда вместе с Сергеем Анатольевичем, познакомились. Сергей Анатольевич поручился за нас и сказал, что мы очень умные ребята и мы всё можем. На этом зародилось наше первое сотрудничество с FANUC, потребовался еще месяц, чтобы познакомить директора и собственника предприятия этой организацией. И это, наверное, было первой победой, потому что они поверили, увидели, что там всё классно, увидели настоящих роботов. Они увидели праздник инженерной мысли, который замечательно представлен в инжиниринговом центре FANUC, на открытие которого нас тогда пригласили. 

Мы видели этот центр без красивых роботов, видели много коробок, и много надежд. Мы начали работать с подрядчиком. Попытались сформировать ему техническое задание и где-то в марте 2021 года. И мы уже подписали контракт. Мы ускоренно с Сашей писали дипломы, ускоренно додумывали все наши схемы, рассчитывали привода и затем 16 июня мы защитились на отлично, а 21 июня мы уже были в Саратовской области в рабочих робах и проводили пуско-наладочные работы. Мы прошли работы от и до: занимались и монтажом, и программированием, и пайкой, вбирали в себя всю информацию, которая только может быть. Кстати, на стадии изучения этой темы. На стадии проектирования, мы тоже достаточно сильно старались опираться на опыт других предприятий. Знакомились. Здесь нам большую поддержку оказал собственник этого предприятия. Он отправлял нас на различные завод: мы ездили к Клин, посмотрели на огромное предприятие, которое делает стеллажные комплексы всего ритейла в России. Это все гиганты типы Ашан и прочие. Одновременно с этим вторая половина предприятия делает холодильники для каких-то ритейловых комплексов. Мы посмотрели на завод Тонар, благодаря Диме  Кайнову. Он нас со своим коллегой свозил. Мы посмотрели все предприятия, где стоят роботы и куда мы можем достаточно быстро попасть. И вбирали в себя всю информацию…

Нам даже показалось, что это достаточно легко: 21 июля мы начали пуско-наладочные работы, 1 июля мы уже летели в Москву супердовольные, что мы очень быстро всё сделали. Наши работы длились 10 дней, мы даже спели в выходной отдохнуть. Но на следующий день нам звонит начальник производства и убивает всю нашу радость победы: оказывается, что в этот момент мы попадаем в реальный мир, оказывается, что мы не слишком подробно давали инструкции как работать, не учли очень много факторов. С проектом листогибочного робота мы проводились на самом деле не 10 дней, а с июня по февраль. Потребовалось время, чтобы оптимизировать свои решения, чтобы комплекс стал работать как серийное оборудование, как станок, который включают, и он постоянно делает одно и то же. Доведение именно до такого состояния — это самый главный вопрос интеграции роботов и то, что интеграторы обычно оставляют за скобками. Большинство интеграторов в России ставят робота, проверяют какую-то программу на каком-то количестве деталей и считают после этого работу свою сделанной.

Поскольку мы справились с этим проектом, мы сразу поверили в себя, и в нас тоже поверили. Поэтому мы сразу же заказали следующего робота и начали заниматься сварочными работами не позже чем через два месяца после своего первого проекта.

После того, как мы поставили робота с листогибом и нам это удалось в той или иной мере, мы получили огромную поддержку от руководства и со следующих месяцев мы планировали заказ роботов на следующий год. Мы запланировали сразу порядка семи роботов и думали, каким образом будем их устанавливать. Так получилось, что по своим жизненным предпочтениям мы с Сашей очень быстро поделили работу: Саша всегда был лучшим в программировании, я всегда был лучшим в том, чтобы договариваться с людьми и уговаривать людей что-либо делать.  Поэтому я стал организаторов всех наших проектов, а Саша главным специалистом всех наших проектов. И это было очень выгодное  сотрудничество. Впоследствии получилось так, что в августе, когда мы начали налаживать сварочного робота, всю работу, которую я мог организовать, чтобы у Саши была возможность только программировать и уделять этому максимум времени, я сделал. И из-за этого я начал отвлекаться на различные вещи и параллельно получил задачу организовать конвейерную сборку на нашем предприятии, и отправку продлукции на склад готовой продукции. Стал разбираться с этими процессами и стал выявлять множество недочетов, которые можно было исправить. И я постарался это сделать. Не технически, а организационно. Хотя я и не изучал организацию производства. Наверное, в тот момент мне было бы полезно знать.

Саша занимался сварочным роботом, я занимался конвейерным оборудованием, и впоследствии мы заказали большое количество роботов. Начали планировать эти задачи. Примерно в этот же момент мы поняли, что теперь нам нужна команда, и мы начали звать своих друзей – предложили двум или трем людям, и двое согласились, и теперь работают с нами. Команду мы собрали в октябре 2021 года, в ноябре я достиг апогея свой управленческой деятельности и мне предложили стать заместителем директора по развитию. На что я не сразу согласился. Но в январе уже вышел на свою новую должность и переехал сюда совсем. В итоге мы начали заниматься настройкой роботов и занимались этим по старому. Начали обучать людей, обучать свою команду. Здесь надо оговориться, что до того, как мы начали налаживать свой первый проект, мы отправились на обучение в

FANUC. FANUC нас очень поддержал, в том числе на всем нашем пути. Поддержка от FANUC и от Дмитрия Кайнова была просто титаническим трудом, и они нам очень много помогли. Да и в целом наше российское инженерное сообщество — это то, чем можно гордиться, потому что люди не спрашивают в первую очередь о деньгах, а стараются вам помочь. Может быть, нам так повезло? Может, мы такие открытые ребята, но хочется верить, что так повсюду.

Мы начали налаживать проекты и столкнулись с системными ошибками. Столкнулись те тем, что создать конвейерную деятельность по наладке роботов, стать действительно интегратором, которым мы всегда хотели называться, нужно иметь какие-то стандарты, правильное проектное руководство, и это, наверное, было временем турбулентности, это была зима этого года. И начало весны этого года. Но мы собрали все свои силы в кулак, и за май месяц всей своей командой довели до серийной эксплуатации пять роботов. Еще одного робота мы довели практически до серийной эксплуатации и сделали вывод о том, что нам не хватает оснастки, которую сейчас разрабатываем также в нашем подразделении. Мы думали, что это победа, но нет – следующим шагом, и, наверное, вот это я бы и назвал победой за всю нашу недолгую деятельность, это вывод, который мы сделали о том, что нужны регламенты и стандарты! Мало того, чтобы сделать оборудование, которое работает, нужно сделать, чтобы оборудование стало эксплуатируемым. Чтобы люди понимали свою ответственность за эксплуатацию этого оборудования.  И каждый четко понимал свое задачи. И за июль и половину августа мы написали огромное количество стандартов и регламентов, переписали все инструкции, провели повторное обучение и внезапно наши настроенные роботы, а к этому моменту мы настроили уже пять новых привезенных роботов и два робота, которые стояли, но на наш взгляд, работали не оптимально, мы их полностью переналадили… 7 настроенных роботов на нашем счету! Плюс еще один полунастроенный робор и два ожидали своей настройки. Внезапно все весь этих роботов начинают работать с практически целевой производительностью и все это произошло, может быть, это просто стечение обстоятельств, я не буду причислять все заслуги нам, может быть, это судьба, но после того, как мы написали стандарты, инструкции, после того, как мы поняли, по какой системе это все должно работать, внезапно показатели предприятия стали расти. Кстати, после написания всех стандартов мы дружно всей командой уехали в отпуск. И здесь для чистоты эксперимента – показатели производства росли и когда нас не было. Мы не могли отвечать на те вопросы, типа: я забыл, как вкручивать сопло, я не умею двигать робота, и прочее. А это в течении долгого периода времени сыпалось на телефоны ребят. Мы на сварочном участке получили прирост в полтора раза с момента полунастроенных роботов. И где-то в 1,7 раза с момента прошлого года. На данный момент у нас параллельно в настройке находится два робота, один ожидает металлических компонент, другой прямо сейчас нет, но в течение рабочего дня налаживается. Мы готовим стандант уже нашей работы и в ближайшее время отделяемся в отдельную фирму, которая будет заниматься интеграцией роботов и IT-решениями для производств и различного другого бизнеса в России.

Вопрос: два слова о предприятии

Абдухманов: предприятие занимается производством газовоотопительного оборудования. Это средний бизнес. На данный момент в нем работает порядка 220 человек. Из них порядка 70 % — производственные рабочие. Предприятие расположено далеко от города Энгельс, мы по пустым дорогам по сравнению с Москвой без пробок добираемся до работы за полчаса. Предприятие развивает материально-техническую базу. Сильно шагает вперед благодаря целям, которые преследует собственник предприятия. Он хочет его развивать. У нас появляется много нового оборудования. У нас появляется новый персонал. Это люди, которых мы потихоньку перетаскиваем с предприятия Бош-Саратов. Которые знают, что такое проектная работа, что такое система предприятия. Знают, как в этом работать и как это можно улучшать с поправкой на наш российский менталитет. На предприятии много возможностей и, самое главное, в таких ребят как мы на этом предприятии верят, потому что мы несем за собой изменения.

Вопрос: когда мы пытались понять, что вокруг вас, какие у вас были герои, которые вас вдохновляли?

Абдухманов: это очень сложный вопрос, мне кажется. Мне когда-то его множество раз задавали. Но я никогда не находил для себя идеального героя. Мне всегда хотелось быть просто лучше, чем я предыдущий. Мне хотелось становиться всё лучше и лучше. Я интересовался абсолютно всем подряд. Меня привело в инженерию наверное то, что науки естественные были не столь очевидны и требовали какой-то логики, размышлений и всегда в них можно было использовать дедукцию для того, чтобы придти к какому-то решению. Это не было каким-то осознанным выбором, это было просто, что было значительно интереснее, чем заниматься чем-то другим.

Вопрос: когда вы пришли на факультет СМ, то увидели там что-то космическое и прочее, а первый год обучения чем запомнился?

Абдухманов: было очень тяжело. Это, наверное, всё. Первые два года обучения в университете запомнились тем, что я трудился не покладая рук, потому что я пришел из обычной общеобразовательной школы, не из физмат-лицея, не из какой-то профильной школы, которая уже рассказывала что-то своим ученикам… у меня не было черчения, не было таких дисциплин, и мне было достаточно тяжело, но я был очень трудолюбив.

Вопрос: как вы лично поддерживаете свою физическую форму?

Абдухманов: сейчас вы попали в очень удивительное время – я последние полтора месяца, это была буквально пощечина, но в основном я хожу в спортзал, последнее время занялся кросс-фитом, после отпуска я все еще не хожу в спортзал. Но я всегда старался поддерживать себя в форме, потому что, на мой взгляд, это что-то, что очищает разум и позволяет мыслить качественнее. Чисто с эстетической стороны свое тело должно нравиться, на мой взгляд.

Вопрос Воротникову: как можно представить нашего гостя?

Воротников: я хочу всех поприветствовать, в наше время так не хватает положительных эмоций, и я очень рад Надира слышать. Человек он оптимистичный, смелый. Вот этого, как мне кажется, не хватает сегодняшнему поколению студентов. Нужен элемент авантюризма! Что важно иметь во всех робототехнических направлениях. У меня сейчас складывается большая группа дипломников, как обычно, и по-прежнему хорошие глаза, хорошие ребята и девчонки тоже, но у многих совсем нет фантазии. И вот они ходят «хвостиком»: что будем делать? Подскажите то, подскажите сё… Надира приходилось в хорошем смысле даже подтормаживать. Его регулярно заносило, но у него внутренняя энергетика большая. Мне кажется, что для того, чтобы организовать стартап, такая энергетика и нужна. Мне кажется, что самое сложное, что сейчас существует в стране, даже не будем брать последнее время, а просто в России, на протяжении всей моей жизни, что-то попытаться изменить в существующей системе управления. И вот скажем, заводские предприятия, которые понимают необходимость автоматизации, но они не могут это сделать по самым разным причинам: в первую очередь это причины внутренние, некое опасенипе что-то такое новое включать, и, кроме того, в последние годы эти предприятия являются в значительной степени градообразующими, на них весит большая социальная ответственность, они должны поддерживать население и бороться с безработицей. Не государство этим занимается, а предприятия. Поэтому они не сильно заинтересованы в каких-то инновациях. Я Надиру это говорил в разной степени мягкости, но я очень рад, что они живы. Это большая смелость и не так много у меня было ребят, которые были способны на такие авантюры. Почему мало среди молодых тех, кто зажигает? Тут есть много нюансов. Мне кажется, это тема отдельного вашего семинара, среди прочего в последние годы – переход на удаленку, они продолжают жить в своем мире, не очень охватываясь обратными связями реального мира. Они не ходят по земле в значительной степени. Мне кажется, что это поколение escape, т.е. когда сделал какую-нибудь ошибку, очень легко нажать кнопку escape и как будто ошибки не было. А жизнь по эту сторону экрана очень конкретная и за любую ошибку нам приходится расплачиваться. Другая сторона ответа связана с возрастом. Меня с ней ребята познакомили и мне она очень близка: возраст нынешнего студента намного ниже, чем возраст студента 10, 20 и 30 лет назад. Хотя по паспорту всё то же самое, а по существу они маленькие.  Я сейчас понимаю, что последний курс бакалавриата – это не 4 курс Бауманки, а 16 класс школы. Но Надир один из немногих людей, которые сами за себя отвечали. И ребята вокруг него собрались с характером.

Вопрос: Надир, прав ли Сергей Анатольевич, говоря о современном поколении?

Абдухманов: я должен сказать, что то, что в нашем пути произошло, это какая-то определенная удача. Но одновременно с этим я хочу сказать, что удачу можно своей энергичностью привлекать. Я не сторонник того, что можно себе каждый день представлять Феррари и тогда у тебя появится Феррари. Ведь за этим действием представления ничего больше не скрывается. Я также не возьмусь судить всех людей подряд и говорить, что они ни к чему не стремятся. Или чего-то боятся. Тут Сергей Анатольевич будет более опытным человеком, потому что через него проходит огромная масса людей. Со многими успешными людьми меня познакомил Сергей Анатольевич. Эти люди проходили школу Сергея Анатольевича. И тут в какой-то момент нужно просто поверить, это в этой жизни что-то возможно, хоть это сделать достаточно сложно. Но с другой стороны, то, о чем говорит Сергей Анатольевич, и я всегда придерживался такой точки зрения, что это ошибка системы. Потому что в школе нас учат делать как все делают, нам говорят родители: хорошо отучись, а потом пойдешь на хорошую работу. Я где-то на первом курсе, к концу первого курса меня взяли холод и дрожь, и осознание того, что никто не прибежит за мною, как только я получу красный диплом. Или просто диплом. И не появятся люди, которые хотят меня взять на работу! А значит, надо что-то делать! Значит, нужно иметь какой-то опыт, обрастать какими-то связями. Нужно проявлять себя. На самом деле, то, что приводит к успеху – это, наверное, старание, труд, связи.

Вопрос: как найти свое место работы ближе к специальности?

Абдухманов: на самом деле наибольшее количество вариантов вы можете найти в небольших фирмах, которые ищут помощников, людей, которые пусть не на сложной работе могут набираться опыта. Это могут быть стартапы, небольшие фирмы. Можно смотреть и работу ассистента. Также попробуйте посмотреть, какие смежные специальности есть с вами.

Я на самом деле действовал абсолютно просто и в лоб: до того, как устроиться на эту работу, мы вместе с Сашей преподавали: он математику и информатику, а я физику и математику. Большого поискового опыта у меня нет: я просто рассылал резюме пачками, проходил собеседования, тесты и смотрел, что может заинтересовать работодателя.

Кстати, выставки в физическом мире – замечательная вещь, там можно сказать, что я студент и познакомиться со многими людьми.

Вопрос: вы осуществили мою мечту, которая зарождалась лет с 12, по поводу обучения и своего дела. Мне очень понравилось, большое спасибо! Вопрос касается работы: когда вы были на 4 курсе, насколько сильно вы смещали акцент на работу или на учебу? Что было для вас в приоритете?

Абдухманов: на 4 курсе, я, наверное, не только за себя могу сказать, но буду говорить только за себя: я находился в постоянном состоянии агонии. Когда я устроился на эту работу вместе с Александром, я параллельно преподавал, проходил стажировку в КРОК вместе с ним, писал диплом и пытался придумать что-то по поводу работы. Первую половину года с начала обучения очень сильно хотелось одно в другое интегрировать, но к декабрю месяцу мы пришли к выводу, что это невозможно. Когда я в тысячный раз поменял тему диплома, Сергей Анатольевич смотрел на меня как на сумасшедшего. Была у меня строгая установка окончить вуз с красным дипломом, у меня была одна четверка по деталям машин. И, наверное, такая же строгая цель сделать что-то на этом предприятии. Сделать уже коммерческий проект, который будет открывать заслонку к ответственности и уже погрузит нас в реальным мир. Честно скажу, мы боялись. Мы очень много работали: ночами, днями, выходными сидели с Сашей и думали, как мы всё это сможем сделать. Мало спали.

Вопрос: как сначала относились к вам работники предприятия?

Абдухманов: Братания как такового так и не произошло. Как только мы начинали гореть какими-то идеями и думали, что что-то сделаем, собственник предприятия нам говорил: ребята, возможно, над вами будут смеяться. Возможно, вас не будут слушать. Но это никогда не должно быть поводом останавливаться. Боритесь за свой успех и боритесь за то, что вы делаете! На самом деле это стало какой-то путеводной звездой, потому что, да, нас не слушали, нас зазывали детьми, которые пришли и сорокалетним мужикам, которые тысячу лет работают на предприятии, и рассказывают, что какая-то система теперь будет эффективнее работать, чем они. А они же тут всё знают. Я множество раз, когда был еще руководителем проекта, спускался в производство и мне говорили: опять ты со своими фантазиями и игрушками. Когда мы устанавливали конвейер, мне говорили, что он не будет работать, что лучше бы мы купили еще один погрузчик с вилами, что я вообще со своими игрушками всех задоблал! Но это всегда будет. С этим не нужно бороться, тут ничего с этим не сделаешь, ты просто либо в конце оказываешься прав, если имеешь достаточно воли и терпения, либо ты оказываешься не прав, если ты не имеешь достаточно воли и терпения.

Вопрос: несколько слов о вашей карьере на предприятии. Чем сейчас занимаетесь?

Абдухманов: на данный момент я являюсь не просто руководителем проекта, и вся проектная деятельность на предприятии находистя под моим руководством. Все изменения в существующей продукции, все нововведения, какие-то новые разработки, поскольку я руковожу и опытным производством, и параллельно руковожу еще и маркетингом, они все проходят через меня. И наши с ребятами проекты, а их сейчас огромное множество, они находятся под моим руководством. Лайфхаки в управлении командой и проектом в целом. Первый совет. Общайтесь. Это, на самом деле, самое главное, и это то, о чем рассказывали в КРОКе, но это нужно было прожить, чтобы понять, что может быть конечным итогом недостаточного общения. Узнавайте, как ваши коллеги себя чувствуют, узнавайте, как они относятся к задачам, узнавайте, почему они эти задачи не сделали. И делайте это максимально мягко, не пытайтесь на них давить. Но это на меня, к сожаления, не распространяется, я так не умею. Старайтесь максимально конкретно формулировать свои требования, старайтесь быть обоснованным и объяснять людям, почему необходимо именно это, и именно сейчас делать. Так что повторю: первое – это правильная коммуникация, второе – правильная постановка задач. У любой задачи есть четкое определение и достижимый результат. Понятный результат. И у этой задачи есть срок, который вам должен сказать человек, с которым вы работаете.

Вопрос: можете перечислить хотя бы семь грабель, на которые напоролись?

Абдухманов: конечно. Первое – это отсутствие планирования и попытки взять всё подряд кавалерийским наскоком. Второе – это то, чему нас учили всё время в Бауманке и это оказалось граблями в физическом мире. Мы на кафедре постоянно строили математические модели, где не учитывали внешние факторы. Мы всегда их опускали и считали, что они не важны. Но с листогибом, например, мы поймали все возможные ошибки именно потому, что мы не учитывали внешние факторы. Мы не учитывали смещение, не учитывали толщину бетона, не учитывали промасленность материала и многое другое… , что в конечном итоге влияло на точность и стабильность работ. Даже FANUC Россия нам говорил: мы с таким никогда не сталкивались, как вы вообще получили такую ошибку на роботе? Что я еще не сказал? Третье – недостаток общения. Четвертое – отсутствие структурности в проектах. Это следствие от планирования. Если нет структуры, то не понятно, куда дальше двигаться. Пятое – отсутствие системного подхода к решению проблем. Это серьезная проблема: когда у нас возникали проблемы с оборудованием, мы подходили к решению хаотично, и пока мы не стали учиться подходить к этому более системно, мы достаточно долго решали проблемы. И по-прежнему не научились их быстро решать.

Вопрос: почему вы переехали в Энгельс?

Абдухманов: я не авантюрист. Я долго думал, какую выгоду я от этого получу? Что я не смогу сделать? Я не пошел в магистратуру для того, чтобы иметь больше времени для развития на работе и получения опыта. Но если бы я снова вернулся к тому моменту, я бы снова поехал. Это я говорю о себе. Это не распространяется на всех людей на свете. Я могу сказать, что Саше было достаточно тяжело. И он, наверное, противоположных взглядов: он скажет от своего лица, что ему было безумно ужасно, тяжело и у него настроение здесь не очень. Но в челом я считаю: если не сейчас, то когда? Пока мы не обременены обязательствами, пока у вас есть возможность рисковать, вы должны рисковать и получать как можно больше опыта. Главное – не падайте и не умирайте от какой-то ошибки. Никакая ошибка не бывает фатальной, кроме прыжка из окна.

Вопрос: стоит ли работать в крупной компании?

Абдухманов: тут я должен оговориться, что новая компания, к созданию который мы сейчас движемся, это будет не то, что я смогу назвать своим делом. Но это уже очень близко к этому. Объективно, на мой взгляд, чем меньше компания, тем больше у вас возможность влиять на результат. Чем больше у вас возможность влиять на результат, тем больше у вас опыта. Но одновременно с этим тем меньше готовых решений вы имеете. Чем больше компания, тем более конкретные задачи вы получаете, тем менее ответственные задачи вы выполняете. Потому что в большую компанию вас не возьмут сразу генералиссимусом? Вас не поставят президентов компании и не скажут: вот теперь решайте – мы этот миллиард вкладываем в инвестиционный бизнес или закупаем оборудование? Вы решаете: на миллиард закупаем 846 станков и нанимаем двух человек, чтобы они на них работали. Но так всё просто не работает: в больших компаниях большие деньги и большая ответственность, поэтому, руководителем или лицом, принимающим решения, там стать достаточно тяжело. Пока мы им не стали, у вас, наверное, не будет опыта для построения собственного бизнеса. Однако, с другой стороны, вы можете общаться с людьми, можете стараться пробовать себя в различных направлениях, браться за все задачи, которые вам предлагают. И составлять у себя в голове представление о том, как работает этот бизнес.

Вопрос: как у вас на предприятии будет процесс развития проходить? Кто вам нужен на стажировку, на практику?

Абдухманов: в зависимости от того, что человек хочет научиться делать, тут можно говорить о том, возможна ли удаленная работа. В принципе, в дела робототехники и дела, которые связаны с производством, лучше погружаться очно, поскольку на производство нужно смотреть глазами. Но одновременно с этим можно придумать различные пути развития: например, если вы хотите научиться быть программистом робота, мы можем предоставить вам программу обучения, которую Александр написал. Также можно стать технологом или попрактиковаться в этом деле, и посетив на несколько дней предприятие, подумать о том, как можно автоматизировать какие-либо процессы. Можно помогать с написанием документации и продумывать, как написать инструкции по процессам. Я занимаюсь также развитием бизнеса и мне сейчас нужны люди в маркетинг. Кстати, у нас в команде есть девушка: Наталья закончила факультет ИБМ, и она сейчас развивает направление, связанное с экономикой, строит для предприятия полноформатное бюджетирование.

Воротников: мне кажется, что та энергетика, с которой Надир рассказывал о своей работе, должна нас всех заразить. Включая и нас с Андреем Дмитриевичем. Потому что всё в жизни, на мой взгляд, это попытка осмыслить – то ли ты делаешь, или как у нас в теории управления говорят: всё упирается в обратную связь. Если в вашей жизни есть какое-то действие, вы всегда смотрите на обратную связь. Приносит ли это действие вам какое-то удовлетворение? По-моему, в любом возрасте надо об этом думать.

Абдухманов: не всегда труд приносит удовлетворение. бывает часто, что пока ты не поймешь, что ты сделал, та удовлетворения не получаешь. И иногда это действительно истязание. И нужен какой-то путь, чтобы прежде пройти и понять, а потом получить удовлетворение.

Воротников: я с тобой соглашусь, но это сиюминутные проблемы, а вообще-то даже в мазохизме есть какое-то удовлетворение. есть такая концепция у японцев, называется икигай, кто не знает этого термина, я советую просто набрать в сети. Это о том, что японцы понимают под смыслом жизни. Это пересечение четырех сущностей или восьми промежуточных, в общем, посмотрите: что я умею делать, что мне нравится делать, за что мне платят деньги и что приносит пользу мире. Вот эти четыре сущности и образуют тот самый икигай. В этой системе координат я всем от души советую строить свою жизнь. 

Спасибо Воротникову, что вернул всех к состоянию «ikigai». Напомню, что «Iki» происходит от глагола «ikiru», что означает «жить, быть живым». Относительно второй части – «gai» – мы можем увидеть перевод «gai» и как «причина», и как «ценность». Спасибо Надиру, что лично меня ввел в состояние участья, ведь еще Федор Достоевский плагал: «Человек несчастлив потому, что не знает, что он счастлив; только потому. Это всё, всё! Кто узнает, тотчас станет счастлив, сию минуту».

КАК ИЗ НЕБОЛЬШОЙ ФИРМЫ СТАТЬ КОМПАНИЕЙ С НАЛАЖЕННЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Анонсы открытых лекций, Новости КЛИП

19 октября 2022 года с 17.30 Клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана проводит онлайн-заседание на тему «КАК ИЗ НЕБОЛЬШОЙ ФИРМЫ СТАТЬ КОМПАНИЕЙ С НАЛАЖЕННЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ». В гостях у КЛИП Дмитрий Олегович Иванов, выпускник Московского Авиационного Института (2007 — специализация: Защита информации на предприятии «Специалист»; специализация: Предпринимательский менеджмент «Экономика и управление на предприятии» «Инженер-Экономист») и Российской Академии Государственной службы при Президенте (2012, специальность: юрист, специализация: государственное строительство и право), генеральный директор компании ООО «Ультраконденсаторы Феникс» (ООО «УКФ») (https://www.ultracapacitor.ru). Иванов расскажет, почему физики идут в бизнес, как можно основать компанию на основе базовых инженерных знаний, почему суперконденсаторы – современное накапливающее энергию устройство, нужны потребителям и простым гражданам; как внедрение суперконденсато сберегает окружающий мир, усиливает экологическая безопасность, резко уменьшает количество токсичных веществ.

Участие бесплатное, подключение на встречу по ссылке https://webinar.bmstu.ru/b/rrn-khx-cum

Суперконденсатор – это современное накапливающее энергию устройство. Суперконденсатор способен:

— накапливать энергию как батарея;

— быстро разряжаться и заряжаться как конденсатор.

В результате электрохимическое устройство отличается:

в 10 раз большей емкостью в сравнении с конденсатором;

— в 10 раз большей мощностью импульсного разряда в сравнении с традиционной аккумуляторной батареей.

Приведем простой пример. Обычный суперконденсатор при весе 1 кг способен накопить в 25-30 раз меньше энергии, чем недорогой свинцовый аккумулятор. Однако у суперконденсаторов задача совсем иная. Суперконденсатор способен многократно и без какого-либо ущерба отдавать любую мощность. Ограничение здесь есть ровно одно – соединительные провода должны выдержать эти мощности. Если обычный аккумулятор заставить отдавать большую мощность за короткий промежуток времени, то он быстро выйдет из строя, и к тому же разрядится только наполовину. При этом суперконденсаторы заряжаются за считанные секунды. Обычной аккумуляторной батарее на это нужно несколько часов.

ОТ МЕЧТЫ О СТАРТАПЕ ДО АВТОМАТИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Анонсы открытых лекций, Новости КЛИП

5 октября 2022 года с 17.30 Клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана проводит онлайн-заседание на тему «От мечты о стартапе до автоматизации производства». В гостях у КЛИП Надир Халимович Абдухманов, выпускник университета (кафедра СМ7), заместитель директора по развитию компании «Сигнал-Теплотехника» (город Энгельс). Вопросы на лекции: поиск идей для стартапа и выбор темы для диплома; пПротивостояние «умного» и «прикладного»; недоверие производства к роботам, поиск решений. Как мыслит бизнес об автоматизации; первые победы. Поиск поставщиков и подрядчиков, заработанное доверие; ПНР первый опыт; проблемы и набор команды; проблемы после набора команды, всеобщее обучение, наладка, регламенты и стандарты.

Участие бесплатное, подключение на встречу по ссылке https://webinar.bmstu.ru/b/rrn-khx-cum

ООО «Сигнал Теплотенхника»

Саратовское ООО Сигнал-Теплотехника — один из лидеров на российском рынке производства бытового и промышленного отопительного оборудования: Сигнал-Теплотехника производит напольные одноконтурные газовые стальные отопительные котлы (6,5-100 кВт), напольные двухконтурные стальные газовые котлы (10-40 кВт) для отопления и горячего водоснабжения, промышленные водогрейные котлы (от 50 до 100 кВт), универсальные печи для бань и саун. Бытовые газовые отопительные приборы изготавливаются предприятии уже более 25 лет. Все котлы, выпускаемые под единой торговой маркой Сигнал, обладают отличными потребительскими свойствами: имеют высокий КПД, просты и удобны для монтажа и в эксплуатации, надежны и безопасны. См. подробнее https://intermgaz.com/interm/signal.html

ПРАВИЛО БОЧКИ ГОВОРИТ СЛЕДУЮЩЕЕ…

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

Наталья Крашенинник, директор по развитию агробиотех-направления кластера биологических и медицинских технологий Фонда “Сколково” в статье Жнет и пашет: как беспилотники помогают улучшить сельское хозяйство

в основном рекламировала резидентов Фонда, вкручивая в текст заморские названия. С её тезисом: «В первую очередь беспилотники используются для обследования земельного банка хозяйств. Это могут быть как автономные самоходные машины, так и летательные аппараты, управляемые дистанционно. Они проводят съемки разных слоев  поверхности по многим задачам. Здесь дроны уже давно не новшество,  а привычный рабочий инструмент», — поспорят многие практики. Ведь в статье нет ни фактов исследований применения таких рабочих инструментов, ни других показателей их применения в сельском хозяйстве. Выпускник физфака МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Фильчаков (его ресурс — https://потенциалполя.рф/) выступал 11 апреля 2022 года в Клубе инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана говорил о на открытой лекции о многих серьезных вещах, начиная с того, как устроен рынок сельхозпроизводителей в России и как на нем можно зарабатывать. Но сначала шли традиционные детские вопросы:

Из детства сказочные герои какие-нибудь вас посещают для того, чтобы вы могли объяснить то, чем вы занимаетесь?

Сказочные герои, конечно, посещают. Здесь всегда штука индивидуальная. И я даже немного по-другому на этот вопрос отвечу: для того, чтобы лучше общаться с сельхозпроизводителями Волгоградской области я перечитал Поднятую целину Шолохова и еще несколько именно про них, и именно про те места. Должен сказать, что те времена, которые были описаны нашим замечательным нобелевским лауреатом, сейчас, спустя 90 лет, ничуть не поменялись. И люди те же, и мысли у них в головах те же, и принципы жизни те же, не говоря о том, что земли те же, хутора те же, станицы те же. Поэтому принцип такой: разговаривать с людьми на том языке, который им понятен.

Вам, наверное, высшее образование не просто помогает, а оно дает возможность рассказывать о сложных вещах простым языком. Можете 2 или 3 примера привести как сложные вещи объяснить электорату, студенту, еще кому-нибудь?

Кто хочет знать, что это такое?

Вы абсолютно правы относительно базового академического университетского образования. Конечно, оно дает и кругозор, и возможность говорить на разные вещи. Это действительно так. И еще один момент о том, что дало образование: в новых отраслях, в новых технологиях, а сельским хозяйством я не самого начала стал заниматься, я закончил физический факультет Московского государственного университета, в сельское хозяйство пришел не так давно, но физический базис и естественно научная подкованность, математическая база, дают возможность смотреть, погружаться, разбираться и искать те объяснения для тех людей, с которыми приходится общаться. Например, как сельхозпроизводителю объяснить, что нужно брать именно те удобрения, которые нужны для именно этого поля. А то, что все поля разные, и ни одно поле на другое не похоже, это общеизвестный факт. Это можно объяснить на примере простой бочки. Все знают, что бочка собирается из досточек, собирается, и есть правило бочки, которое проходится в 6 классе на уроках ботаники и биологии. Но все об этом забывают. Особенно сельхозпроизводители. Правило бочки говорит следующее: если досточки, из  которых собрана бочка, разной длинны, то налить воды можно в нее только по уровню самой короткой досточки. Какими бы ни были остальные досточки, вода будет выливаться по самой короткой. И это правило лимитирующих факторов, которое говорит о том, сколько ты можешь получить с этого поля, если будешь их учитывать. Если, например, ты вкладываешь азот, фосфор, калий и другие удобрения, но не учитываешь серу. Если её не хватает, ты получишь ровно столько, сколько будет ограничений по сере. Такие примеры им понятны. А сложная химия заходит сложно.

А потом пошла неспешная и понятная лекций делового человека, летающего не в облаках, а из одной сельской местности нашей страны в другую.

Мы работаем в первую очередь с решением растениеводческих задач. И это касается хозяйств, которые выращивают пшеницу, подсолнечник, сою, то есть это культуры, занимающие обширные площади. Также мы работаем и с животноводческими хозяйствами, поскольку у них всегда есть растениеводческая часть, которая нацелена на кормопроизводство. Их интересует оптимизация этого процесса, повышение рентабельности, сокращение издержек и вся вот эта экономическая целесообразность. Мы решаем эти задачи через цифровизацию, через новых цифровых электронных решений, фокус у нас такой.

Рынок устроен следующим образом: если смотреть на нашу страну, то у наших сельхозпроизводителей два сегмента: один сегмент – агрохолдинги, это сельхозпроизводители с объемом площадей пашни от 100 тысяч гектар. И таких компаний в нашей стране всего 61 штука. И занимают они 14 с половиной миллиона гектар, что составляет 18 % от общей пашни. Это немного. Основную погоду делают средние и малые сельхозпроизводители, основной костяк у которых от 3 до 20 тысяч гектаров. Они производят оставшиеся 82 %. Чем они отличаются? Ключевой момент. Отличаются своим устройством. То есть агрохолдинг имеет вертикальную корпоративную структуру, с отделами, департаментами, с управленческими уровнями. В то время как средний и малый сельхозпроизводитель работает в режиме бригадир-бригада. И в силу этого крупные агрохолдинги с корпоративным подходом и большими возможностями имеют возможность управлять процессом собственного развития и тестировать, внедрять технологии. Масштабировать. Чем они, собственно, и занимаются. И та статистика в нашей стране о цифовизованных площадей, это от 5 до 10 % по

Она относится к крупным агрохолдингам. А вот средние и малые сельхозпроизводители не имеют возможностей  заниматься изучением, апробацией, пилотированием, технологий и внедрением их в свое производство. 

Именно поэтому мы выбрали свою нишу и разработали продукт, нацеленгный на малого и среднего сельхозпроизводителя.

Что такое трип тысячи гектар, пять тысяч гектар, десять тысяч гектар? Это огромные площади, которые сложно обойти ногами, и в Советском Союзе была такая статистика – пять тысяч гектар на одного агронома. Сейчас эта норма не соблюдается.

Пример нашего среднего сельхозпроизводителя. Они малые, но по устойчивости зарабатывают сотни и десятки миллионов рублей. И показывают неплохую рентабельность. Но они живут в формате жуткой неопределенности, когда на результат влияет масса факторов: цены на удобрения, погода, цены на топливо, еще что-то. И всегда у них получается игра в угадайку: что надо сделать такого, чтобы получить тот результат, который они хотят получить. Мы им предложили перейти от режима угадайки в режим программируемого результата. Что-то планировать на бумажных картах, которые висят у них на стенках, сложно.

В нашем проекте можно зарабатывать простым программистом больше чем в Тенькове или в Яндексе.

Почему они, производители, сами не могут внедрять решения? Потому что решений много. Ни один из них не имеет возможности выборать из этого иконостаса решений то, что ему нужно.

Вот слайд из Курской области: 6 тонн с гектара получил один из передовых агрохолдингов при том, что средняя урожайность в области была 5 тонн. Остальные фермеры в 2020 году получили 3 или 4 тонны. Рядышком в Липецкой области в нашем знакомом хозяйстве 9.2 стоит. Это примерно на тех же землях, в таких же климатических условиях. Производители на эти цифры очень хорошо реагируют, потому что они очень быстро пересчитывают это на стоимость готовой продукции. На количество денег, которые они недополучили. За счет чего можно получить больше? За счет новых цифровых технологий, позволяющих получить достоверную агрономическую информацию. Программировать урожай.

Потенциал нашей страны. Да, мы немного отстаем от развитых рынков по урожайности, и это при том, что у нас 55 % мировых черноземов. Мы недорабатываем по удобрениям. Есть базовое агрономическое правило: чем выше уровень наших агротехнологий, тем больше рентабельность. Мы сейчас находимся ближе к отметке экстенсивное хозяйство, и вполне можем двинуться к высоким технологиям.

Для этого мы и разработали свою систему. Чтобы двинуться от какой-то точки, эту точку нужно определить: мы разработали систему оценки и реализации агроэкономического потенциала поля. То есть мы оцениваем все базовые параметры поля и хозяйства, и считаем, сколько с этого поля сельхозпроизводитель может получить урожая в культуре, в деньгах, и что для этого нужно сделать. На основании этих данных мы разрабатываем для производителя «рецепт». Почему это важно? Каждая культура потребляет определенный объем своих минералов: подсолнечник кушает одно, пшеница кушает другое, соя кушает третье. И по каждой культуре нужен свой набор питания.

Доведение до результата! Производителю мало дать рецепт, нужно помочь ему этот потенциал реализовать. Именно этим мы сейчас и занимаемся.

На рынке есть и другие игроки.

Что мы видим на поле и за счет чего определяются данные? Современные технологии позволяют точно и детально оценить поле с точки зрения рельефа, с точки зрения состояния индексов вегитации. Существуют уже методики по пересчету всего этого, есть зависимости. Всё это собрав в один рабочий продукт, мы делаем для производителя удобный формат оценки своего поля.

За счет чего это можно реализовать? За счет мониторинга. За счет аналитики и за счет сопровождения и интеграции.  

Внутри сервиса платформа расчета агроэкономического потенциала, учет и расчет сбалансированного питания для достижения нужного результата, и регулярный контроль для достижения этого результата. В этом случае производитель получает пакетное решение под ключ.

Базовые результаты очень показательны. Хотелось бы в первую очередь остановиться на среднем результате, где 40 % — сокращение издержек. Конкретно в Ставропольском крае, когда засуха была, запланировали подкормку жидким удобрением в передовом хозяйстве. Всё здорово, но из-за засухи растение чувствует себя хуже и может принять меньше удобрений без последствий для своего развития. И как раз тут грань – сколько она может принять, — хотелось бы подсчитать, что мы и сделали. И убили двух зайцев: один заяц – мы, пересчитав дозу удобрений, сэкономили средства для хозяйства, а второй заяц – поскольку мы выявили, сколько нужно, мы не повредили культуру! Лишнее азотное удобрение может пожечь пшеницу. Есть и другие примеры. Перераспределение удобрений из зоны низкой продуктивности в зону высокой продуктивности дает повышение экономического результата.

Еще одна задачка: стаял снег и унес с собой часть плодородного поля. На поле, которое показано на слайде, процент смыва составляет 12,5 %. А это и 12,5 % уже понесенных затрат, и столько же процентов недополученного урожая. Это достаточно большие объемы. Такую историю можно предотвратить.

Неоднородности полей. На них есть зеленые зоны высокой продуктивности, красные зоны низкой продуктивности. Очевидно, что такие зоны логично обрабатывать по-разному.

Я апеллирую к экономической эффективности. Это единственное мерило, наиболее приоритетное для производителя в его деятельности. Всё пересчитывается в рубль, всё пересчитывается в результат. На втором месте параметр сохранения и восполнения плодородия полей. В первую очередь мы должны получить финансовый результат. На втором месте существует параметр сохранения и восполнения полей. То есть, в первую очередь мы должны получить финансовый результат, а если при этом удастся повысить продуктивность полей, то это вдвойне хорошо.

Мы ориентируемся на среднего и малого сельхозпроизводителя. Это основная производственная сила нашей страны: если средний уровень смотреть от 3 до 22 тыс. гектаров, это порядка 300 тыс. хозяйство, которые обрабатывают порядка 500 тыс. гектаров. Это сегмент понятен и четко выражен. Хозяйство меньше 3 тыс. гектаров еще больше. Потенциально они тоже являются потребителями нашей системы. С точки зрения финансов просто перемножьте среднюю стоимость оценки потенциала поля, которая составляет 770 рублей на гектар нашей страны, и вы поймете масштаб действия этой системы.  

Вопросы

Сколько людей в проекте?

Кадровый состав. Костяк нашей команды – 16 человек. Это и программисты, и агрономы, и инженеры, и техники. И менеджеры, куда же без них. У нас есть еще ряд партнеров, которых мы привлекаем на разовые работы: например, на аэрофотосъемку.

Где мы берем людей? Как правило, это региональные вузы. Мы очень плотно работаем с сельхоз академией, с техническими университетами, с инновационными центрами. Везде есть талантливая молодежь, которая хочет поучаствовать. Естественно, мы даем ей возможность присоединиться к перспективным проектам. Я регулярно читаю лекции в сельхоз академии, на инженерных факультетах.

Что нужно сделать талантливой молодежи, чтобы вывести продукт на рынок?

У любого продукта в формуле успешности есть два множителя: первый множитель – это инновация, технологическая идея продукта и решение, закрывающее потребность клиента; второй множитель – коммерциализация, потому что никакая классная идея без вывода на рынок не взлетит. Разрабатывая такие решения, молодым ребятам нужно помнить о нескольких вещах: для кого ты делаешь этот продукт, что ты собираешься этим продуктом решить. И дальше, как ты будешь это коммерциализировать. Когда выстраивается вся эта цепочка, есть путь в светлое будущее.

Вопрос о статистике в проекте

Вы опираемся на статистический анализ в том числе. Рассчитываем среднемноголетние денные. Очень многое уже доступно, проведено множество опытов по влиянию удобрений на разные культуры. Эти данные доступны, их можно получить в том или ином вузе. Существуют и базовые знания верхнего порядка, показывающие, сколько удобрений нужно, чтобы произвести тот или иной объем пшеницы или подсолнечника. Это один блок данных. Второй блок данных – это оперативные данные: спутник, метео, погода. Третий блок данных – это то, что мы получаем своими средствами, тесно работая с производителями. 

В каких культурах Россия опережает зарубежные страны, причем существенно?

Надо сравнивать котлеты с котлетами, мухи с мухами. Мы отстаем в статистике средней по стране использования минеральных удобрений. В Западной Европе используют 120 килограмм, мы используем порядка 40-60 килограммов. Если брать урожаи, то у нас порядка 3 тонн пшеницы, у них 6 тонн. Но это цифры средние по больнице. Лучшие урожаи Краснодарского края – 11 тонн. Абсолютно точно нам есть куда расти с точки зрения автоматизации, вооруженности инвентарем. Нам нужно стремиться еще к модификации модели использования таких сервисов. Например, набирает у нас популярность сервисная модель, когда производитель на разные задачи нанимает определенных специалистов. Такая модель в США и в Канаде работает больше 30 лет. В Европе аналогично. У нас теперь агрохолдинги так и живут. Для среднего и малого производителя эта модель выглядит весьма востребованной. В ней есть огромное поле для разработки различных датчиков, контроллеров и так далее. 

Стоит задача продовольственной безопасности страны. Смотришь на эту задачу по-новому. Нас это тоже касается, потому что с помощью наших инструментов эти задачи можно решить. Мы с удовольствием поможем и региональным властям, и сельхозпроизводителям, с этим справиться.

Андрей Фильчаков помогает всем заинтересованным сторонам, развивая свой проект. В отличие от него некоторые деловые люди спешат на встречу в главнокомандующим, надеясь на успех своего дела. Вот свежий пример:— Я Павел Фролов из Санкт-Петербурга, основатель компании РОББО. Меня давно угнетает зависимость России от зарубежных технологий…— признался он.— Обидно за державу! Эту зависимость можно преодолеть, если обучать школьников открытым инновациям, так мы получим новое поколение Королевых, Поповых, Кулибиных! Об этом написал специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников  (Газета «Коммерсантъ» №130 от 21.07.2022, стр. 1) статье Владимир Путин раскрутил турбину ГЭС-2. Знал бы коллега из Санкт-Петербурга, кто строил эту «турбину»: строителями новой жизни не только в Москве, но и в других городах России были выпускники ИМТУ Поливанов Михаил Константинович, профессор и преподаватель электротехники в училище, а так же управляющий Московскими городскими трамваями и участник первого проекта метро (окончил ИМТУ в 1897 году) и Сушкин Николай Иванович, инженер при городских электрических трамваях и преподаватель электротехники (окончил ИМТУ в 1899 году) и их товарищ – Владимир Григорьевич Шухов. А станция сначала называлась «Трамвайная». Ну что сказать в трамвае. «Пипи в трамвае — всё, что он сделал в искусстве!», говорила великая Фаина Раневская

ЧЕМ МЫ МОЖЕМ ВАМ ПОМОЧЬ?

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты о встречах КЛИП

В современной России тема благих дел во славу отечества не стала пока главенствующей. Но свои примеры таких дел знают многие: на смену Дмитрию Зимину с его фондом Династия, он ушел из жизни в декабре 2021 года в Швейцарии, пришел Владимир Потанин, создатель БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА ВЛАДИМИРА ПОТАНИНА. А вот Христофор Семёнович Леденцов, самый богатый предприниматель начала ХХ века, скончавшийся, как и Зимин в Швейцарии, но похороненный в родной Вологде, создал не просто фонд по подобию Альфреда Нобеля: в 1903 году вместе с директором Московского технического училища С.А. Федоровым и ректором Московского университета А.А.Тихомировым он составил проект устава Общества содействия успехам опытных наук. Об этом обществе и фигуре его основателя, говорил проректор Сергей Коршунов на встрече выпускников, вкусивших удачу в бизнесе. Он особо подчеркнувший: «Одна часть этого фонда была направлена на разработку новых изданий, а вторая на создание инфраструктуры – библиотеки, выставок, различных экспериментальных центров, которые мы сегодня называем центры коллективного пользования, чтобы изобретатель там мог проделать стартовую свою работу». Проекты в фонде отбирали экспертные советы, которые возглавляли выдающиеся ученые (7 из училища и 1 из московского университета). Коршунов предложил поставить в новом кампусе университета памятник Леденцову, проект которого создала заслуженный художник России Елены Безбородовой.

А потом пошла дискуссия по теме встречи. Дмитрий Краснов, председатель правления Промышленной группы «Приводная Техника», генеральный спонсор конференции РУССКАЯ СИСТЕМА ОБУЧЕНИЯ РЕМЕСЛАМ 2022пояснил свою позицию так:

27 мая мы проводили конференцию, где главной темой стало Политехническое общество. Стоит ли его сегодня реанимировать? Я много общаюсь со своими однокурсниками и с теми ребятами, которые достигли успеха в бизнесе, и они все все духовно, душевно за! Конечно, здесь потребуется добрая воля Михаила Валерьевича и нужен человек, который всё организует. Набрать людей из мира бизнеса легко. Но нужна повестка, понятная для всех. А для бизнеса интересны кадры, НИОКРЫ, разработки.

Михаил Гордин высказал свое мнение по поводу Политехнического общества:

Повестки могут быть разные и сообщества могут быть также разные. Пусть будет много сообществ выпускников, и у каждого свои интересы, своя тусовка, кто-то моложе, кто-то постарше, кому-то интересно возрождать Политехническое общество, а кому-то интересно оставаться в рамках общения с однокурсниками. Меня больше интересует кроме правил игры вопрос: чем мы можем вам помочь? Что университет должен этим сообществам давать? Понятно, что-то, что у нас есть – это территория, доступ к студентам, возможно, какую-то материальную помощь, то есть я вижу задачу университета в первую очередь помочь этим сообществам, и не хотел бы ничего координировать. Хотелось бы чтобы эти сообщества развивались самостоятельно. И для этого мы готовы выделять нужные ресурсы. Но, повторюсь, хочется узнать, а что надо от нас? Если сообщества разовьются, можно говорить и о каком-то совете.

Среди вопросов на встрече оказались и фрачный значок для выпускников, и организация малых инновационных предприятий (МИПов)), и создание фондов с участием университета, и многое другое. Среди участников дискуссии стоит особо выделить Евгения Усовича, генерального директора компании «АЛЮМЕТ»:

Я выпускник, работаю в бизнесе, генеральный директор. Когда я закончил МГТУ им. Н.Э. Баумана, для меня и моих товарищей, пусть не всех, было интересно участие в деятельности общества выпускников. Я все взносы вносил, но почему-то возможностей поговорить с выпускниками было маловато. С одной стороны, я боялся, что мне что-то надо будет делать, а с другой стороны было потом обидно, что дел нет. В феврале, когда я вносил взносы, узнал, что в университете появились электронные пропуска. Пропуск мне выдали. Но самое главное, я понял, что общество, которым занимается Сергей Сергеевич Гаврюшин, живо, что теперь всё зависит от нас и на данный момент я понял, что это общество можно возродить. Всё, что нам нужно, университет уже сделал, нам самим что-то делать! Так что регулировать ничего не нужно.  

В финале встречи состоялась автограф-сессия Сергея Коршунова, автора новой книги «Университетские стены». Он не просто просто и доходчиво сначала рассказал о зданиях училища, показал, в частности величественной здание Политехнического общества училища, что близ Мясницкой улицы. Но уже не призывал к делам выпускников во славу училища.

Стоит лишь напомнить ему и всем читающим, что Иван Петрович Павлов справедливо считал,  что поступок вологодского купца I гильдии Христофора ЛЕДЕНЦОВА, пожертвовавшего на развитие русской науки более ДВУХ МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ ЗОЛОТОМ, не имел равных за всю историю человечества ни в одной стороне мира. А эта сумма была почти на порядок больше капитала Альфреда Нобеля, основавшего свой фонд. Не хватило времени для преобразований великой России. Как прав был Пётр Столыпин, заявивший: Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России.

Бауманку я всегда вспоминаю с теплотой

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Новости КЛИП, Отчеты об открытых лекциях

Филиппу я обязан тем, что живу, а Аристотелю тем, что живу достойно, — пояснял Александр Македонский о значении тех людей, которые двигали его по жизни. Великий философ, кстати, писал: Ум заключается не только в знании, но и в умении прилагать знание на деле. Дело Александра Гостиловича, прочитавшего 28 марта 2022 года в Клубе инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана открытую лекцию «ОТ СТУДЕНТА ДО ЗАЩИТЫ ДИССЕРТАЦИИ НА ПРИСУЖДЕНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ: ИСТОРИЯ УСКНИКА БАУМАНКИ», пока идет в гору. Выпускник кафедры ИМБ2 МГТУ им Н.Э. Баумана и МГУ им. М.В. Ломоносова, а ныне менеджер по привлечению и развитию партнеров компании ОЗОН не пространно, не по школярски, а серьезно и глубоко описал свой путь студента. И вот какие фрагменты беседы получились:

Александр, что можете сказать о брате, который тоже учился в Бауманке?

У меня брат младший, младше меня на год. Он закончил кафедру СМ11 – подводные роботы и аппараты, а затем поступил в аспирантуру Сколтеха. Я для него сейчас пример – смог закончить аспирантуру, а у него, естественно, как у любого порядочного аспиранта, возникает, как и у стартапа, долина смерти, когда появляются мысли устроиться на работу и прекратить заниматься научной деятельностью. Я пытаюсь ему помочь пройти эту долину. Я помню, какой у него был кризис в сентябре, когда он хотел расстаться с аспирантурой, но он все-таки нашел в себе силы, прошел аттестацию, продолжает писать научные статьи и работать над научными исследованиями. Пока всё хорошо, я контролирую ситуацию.

Почему вы вместе с братом пошли в Бауманку?  

У нас еще в школе было такое представление о Бауманском университете как одном из лучших в России, где дают хорошее техническое образование. И эта основа, база, которая здесь закладывается, нас прельщала. Конечно, есть и другие университеты, но у нас как-то сложилось так, что школа повлияла на нас в выборе Бауманки. У нас было впечатление о том, что Бауманка – топ-вуз и кузница как инженерных кадров, так и место, где прививают основы мышления, которое в будущем очень пригодится.  

Вы проучились в двух ведущих университетах нашей страны. Что, по-вашему, можно взять от каждого вуза и чем они отличаются друг от друга?

После того, как я пришел в МГУ, может быть это связано с тем, что в Бауманке был бакалавриат, а в МГУ магистратура и там были все постарше, и социальная жизнь, и коллектив мне больше нравились в Бауманке. Здесь она роднее и для души. МГУ – более формальный университет, это я сужу по магистратуре, но, возможно, студенты МГУ в бакалавриате думают совершенно по-другому. Но по моим впечатлениям они чуть менее открыты и более сдержаны в общении между собой. Но что мне понравилось в МГУ, широта мышления. Бауманка более патриотический университет, настроенный на русские традиции. МГУ чуть более международный. В Бауманке я бы мог посоветовать внедрять культурные обмены ценностями из зарубежных вузов, в той группе, где я учился в МГУ, у меня были иностранные студенты. В плане обучения мне показалось, что образование качественное как в Бауманке, так и в МГУ.

Действительно, мой путь был не таким легким, и я хочу представить свой рассказ как кейс одного из выпускников, который смог пройди три ступени высшего образования и не забывал заниматься инновационными проектами, и даже работать! У меня было три этапа обучения: в МГТУ с 2012 по 2016 годы, в магистратуре МГУ с 2016 по 2018 годы, и в аспирантуре МГУ с 2018 по 2021 годы.

Бауманку я всегда вспоминаю с теплотой, на слайде картинки трех учебных корпусов, в которых мне удалось поучиться: это УЛК – наш родной корпус, в котором начитают учиться все студенты, и, хотя про факультет ИБМ ходит представление, что это не совсем инженеры, но первые два года мне запомнились как инженерные, потому что все предметы, которые там встречались, были на уровне с другими инженерами. И, насколько я помню, у нас учебные планы были такими же, как и у инженерных специальностей: было и программирование, была и теоретическая механика, и другие инженерные дисциплины. Это заложило основу, что довольно ценно, и студентам факультета ИБМ я советую не прогуливать такие пары на первых двух годах обучения.

Дальше были уже более экономические предметы. Благодаря дисциплинам первых лет мы начали понимать, как и для чего они применяются. Мы изучали производство и мне удалось побывать на нескольких промышленных предприятиях, и было интересно участвовать в активностях КЛИП: я помню, как я помогал в организации мероприятий и выполнял различные интересные задания. И еще я был капитаном студенческой команды ЧтоГдеКогда, было интересно работать в команде.

Первые четыре года я всем советую учиться, многие студенты, я знаю, уже начинали работать, это было на моем потоке, но некоторые не дошли до конца учебы. Отчислиться довольно сложно, но, тем не менее, были случаи, когда студентов отчисляли, в том числе из-за физкультуры.

Конечно, возникает дискуссия о том, что делать после бакалавриата? Я поступил в магистратуру МГУ. В нее поступить на бюджет уже сложнее. И наша система образования, как я её понимаю, рассчитана на то, что большинство людей пойдет работать после бакалавриата. Я тоже думал о работе, но решил продолжить обучение. Я выбрал для себя платное обучение и взял кредит на образование. Поскольку наша система образования позволяет учиться не только в одном университете, я решил выбрать для себя МГУ. Я поступил на программу Инновационный менеджмент – это такая программа, где фокус сделан на изучение инновационной деятельности и стартапов. 

Если в МГТУ я изучал инженерные науки и науки о производстве, то в МГУ получал управленческие навыки, в том числе про создание стартапов. Конечно, мне уже хотелось что-то зарабатывать и как порядочный студент факультета ИБМ и учившийся на специальности инноватика, у меня были мысли о стартапах. В магистратуре я решил создать мой первый бизнес по продаже и сдачи в аренду зарядных устройств. Эти устройства устанавливаются в кафе и ресторанах, они ставятся на столы и от них можно заряжать свои мобильные устройства.

Желание у меня было, но не было практических навыков продаж. Я ходил пешком по центру Москвы и предлагал попробовать зарядные устройства и, если понравится, купить. Конверсия была 1 к 10. Это очень мало. Я сделал интернет-сайт, но он тоже давал очень маленькую конверсию. Я мало знал о том, что такое ООО или ИП, тем не менее, открыл ИП и разместил на АВИТО объявления. Что удивительно, именно с АВИТО ко мне пришел один из крупных клиентов – это компания Brown-Forman, которая управляет такими брендами как виски Jack Daniel’s и водка Finlandia. Они выкупили у меня все зарядные устройства и заказали еще. Я сделал кастомизированные зарядные устройства, где был полностью их дизайн. Его я заказал на заводе в Китае и доставил в компанию. Был еще один крупный клиент – Московская биржа. Они купили устройства в переговорные комнаты. Параллелью я занимался стажировками: мне удалось пройти стажировку в венчурном фонде, где я видел, как стартаперы питчуют свои проекты. Там много заряженных людей, которые увлечены проектами, но со стороны они похожи на одержимых людей, кому не слишком хочется давать деньги. Далее была стажировка в Минпромторге, где я посмотрел, как выглядит государственная деятельность изнутри. В бизнесе с зарядными устройствами мне удалось достичь оборот в 500 000 рублей. Тогда мне казалось, что это очень много, сейчас — это кажется очень маленькой суммой.

Это мой кейс, и я советую всем, кто поступил в магистратуру, в первую очередь учиться, а во вторую очередь делать интересные проекты, проходить стажировки. Надо учитывать и то, что существует такое понятие как гештальт, который у меня был связан с созданием собственного дела, если во время учебы и в университете он появляется, то нужно постараться его закрыть, чтобы понять что-то для себя и более объективно смотреть на жизнь.

После магистратуры я все еще не понимал, что мне интересно в жизни, но понимал, что меня интересуют научные исследования. И я поступил в аспирантуру. Она состоит из трех лет обучения. На первом году обучения всё было связано со сдачей кандидатских минимумов. Устроиться на работу на полное время было невозможно. Самое удобное – это парт-тайм работа. На втором году были интересные исследовательские практики: я рецензировал научные статьи, проверял их на антиплагиат. В педагогической практике я ассистировал преподавателям на семинарах, контролировал людей на экзаменах. Помню, что когда я был студентом, аспиранты смотрели, чтобы я не списывал, а в аспирантуре я сам стал таким. В первый год нужно было определиться с темой диссертационного исследования. В моем случае я продолжил тему из магистратуры – я занимался шеринг-экономикой в сегменте В2С, а в аспирантуре я занимался шерингом в сегменте В2В. Решение заниматься проблемами промышленности было также связано с учебой в МГТУ. Параллельно я работал в Ростелекоме – большие корпорации предоставляют много возможностей для студентов и аспирантов. В моем случае это была работа по договору ГПХ, связанная с составлением аналитических отчетов, записок по рынку телекома. Это дополняло обучение в аспирантуре и было полезно для самой работы. Я имел определенный доход.

На втором году аспирантуры у меня был выбор – летом я прошел собеседование в PWC, это консалтинговая компания. Так же у меня было предложение от научного руководителя из экономического факультета МГУ пойти работать в лабораторию прикладного отраслевого анализа. Я взвешивал, что из этого выбрать, карьера в консалтинге для резюме очень важна, но, понимая, что это может помешать заниматься научными исследованиями, я выбрал работу на факультете. Считаю, что это был правильный выбор.

Второй год аспирантуры мне запомнился наукой: в рамках работы в лаборатории мне доводилось много изучать научных статей, делать краткие аналитические справки, самому писать научные статьи. Сейчас их уже 19, несколько готовятся к публикации. Здесь может быть только один совет – выбирайте деятельность, связанную с наукой. Если не получить навыки по созданию научных текстов, по проведению исследований, то мало что получится с диссертацией.

Также, на втором году был опыт по организации исследовательских практик, когда мне удалось руководить исследованиями в рамках факультета. Мы проводили полевые исследования по разработанным анкетам, затем мы их обрабатывали и потом упаковывали всё в научные статьи, отчеты и презентации. Был почти полный цикл научных исследований. Именно на втором году обучения в аспирантуре я сформировался как исследователь.

Третий год обучения в аспирантуре был уже более свободный. Я продолжал работать в лаборатории, но число исследований снизилось. В тот период мне удалось поработать над стартапами. Эти проекты в разных сферах позволили отточить навыки презентации. Был полезный опыт подачи заявок на гранты, плюс опыт участия в переговорах: я как аспирант третьего года с доходом, который был у меня ниже, чем у моих сверстников, участвовал в переговорах с генеральными директорами различных заводов, владельцами компаний. Сейчас, когда я работаю в крупной корпорации, мне это помогает.

На третьем году обучения в аспирантуре для написания научной работы следует проводить научные исследования. Именно в этот год мне удалось провести анкетирование и глубинные интервью с топ-менеджерами промышленных предприятий. Конечно, в этом году я написал сам текст диссертации, где собран мой опыт исследований и проектов. В момент написания текста диссертации я советую бросить все, отстраниться от выполнения других задач. В моем случае я ездил в библиотеку МГУ и сидел с 10 утра до 6 вечера, меня уже узнавали сотрудники библиотеки. На самом деле, не так много студентов посещают Фундаментальную библиотеку МГУ, хотя это красивое и интересное здание.

Здесь еще такой совет: есть такие навыки, которые полезно выучить сразу.  Например, это навык быстрой печати, в моем случае, я не могу назвать его слепой печатью.  Мне не удается печатать как машинистке, но я освоил быструю печать на первом курсе аспирантуры, что сильно облегчило создание текста диссертации.

Далее идет время на защиту самой диссертации. Я отнес его к четвертому году обучения, когда был период соискания учебной степени кандидата экономических наук. Я уже работал в корпорации. Это стоит делать после того, как основные обязательства по поводу учебы выполнены. Совмещать с работой написание текста диссертации практически невозможно. Я не знаю ни одного примера, чтобы кто-то сделал это.

Еще один интересный аспект, которому способствует высшее образование – это социальный круг общения, позволяющий находить разные варианты в карьере. Я прошел отбор в ОЗОН и работал там полгода в должности специалиста по ценообразованию. Но мне показалось это не совсем мое, и я осуществил ротацию в отдел привлечения и развития партнеров, стал менеджером. Во всех топ-компаниях есть возможность ротации, и я советую всем проходить этот процесс, если чувствуете себя не на своем месте. Мне в рамках работы не хватало общения с людьми и развития коммуникационных навыков.

Потом были и предзащита, и доработка диссертации – готовый текст называли кирпичом. Сама защита связана с большим количеством организационных моментов, связанных с подготовкой отзывов на диссертацию: надо было найти трех оппонентов, и минимум пять отзывов на автореферат. Это уже можно было совмещать с работой. На время самой защиты я взял отпуск. 

Что дает высшее образование и аспирантура?

Первое – это круг общения. Друзья, которые у вас появляются, влияют и на поиск работы и на карьерную траекторию. Возможно, на самой работе вам будут встречаться люди из того же университета.

Второе – преимущества при поиске работы. Диплом, диплом с отличием, диплом кандидата наук? при прочих равных условиях полезны. Работодатель действительно смотрит на эти пункты в резюме.

Третье – навыки и компетенции. Основной навык, который формирует обучение в аспирантуре, это работа с большим количеством источников информации, фокусируясь на одной проблеме. Ведь часто молодой человек не понимает, что он именно хочет. Бросается за одно, за второе. Проходит стажировку в одной компании и думает, что это ему не интересно. Бывает так, что сферы меняются кардинально. Но именно обучение позволяет научиться фокусироваться: в аспирантуре я тему прорабатывал в течении трех лет. Именно фокусирование на задаче помогает дойти до цели.

Четвертый пункт — формирование научного подхода к жизни. Даже сейчас научное мышление помогает правильно оценивать текущие события. Такое мышление помогает не совершать необдуманные поступки.

Я выделил шесть советов для студентов и выпускников университетов.

Первый – если перед вами стоит цель, ее нужно достигнуть: студенты часто бросают аспирантуру, хотя ставили цель её закончить. Конечно, бываю разные обстоятельства в жизни, порой трагические, но если поставлена цель защитить диссертацию, то её надо обязательно достигать.

Второе – сначала учеба, а потом работа. Это касается в основном первого периода обучения в бакалавриате, когда формируются основные знания и умения, а также мышление.

Третий важный пункт – для того, чтобы создать проект или реальную компанию, нужны серьезные компетенции. И их не так просто получить даже в рамках обучения. Их можно получить с практикой, с опытом. На мой взгляд, этот опыт приходит в процессе работы в компании.

Из этого вытекает четвертый совет – работа, это среда для развития. Я имею в виду работу в крупных компаниях. Она позволяет каждый день становиться лучше, особенно если процессы выстроены, или если компания инновационная. Мне, как выпускнику Бауманки, хотелось работать в инновационной компании. После работы в компании, если останется такое желание, можно попытаться создать собственный бизнес.

Пятый пункт – наука формирует мировоззрение. Научные подходы действительно формируют представление о мире. Человеку становится понятно, чем заниматься. Когда я в рамках обучения в аспирантуре читал Карла Маркса или Адама Смита, то начинал понимать, откуда проистекают те или иные экономические явления.

Шестое – самообразование. Сейчас навыки быстро устаревают, стоит проходить курсы на разных платформах. Для себя я выбрал сейчас науку о данных.

Вот такие мысли вслух от Александра Гостиловича. Возможно, наука о данных поможет ему в карьерном росте. Пусть сделает еще одну попытку к мечте. Ведь не зря говорил его тезка Александр Македонский: Нет ничего невозможного для того, кто пытается.

Концепция инновационной инфраструктуры МГТУ им. Н.Э. Баумана

Опубликовал Андрей Кузьмичев от . Опубликованно в Анонсы открытых лекций, Новости КЛИП

25 апреля 2022 года с 17.30 Клуб инженеров и предпринимателей МГТУ им. Н.Э. Баумана проводит онлайн-заседание на тему «Концепция инновационной инфраструктуры МГТУ им. Н.Э. Баумана». В гостях у КЛИП Виктор Малинин, выпускник МГТУ им Н.Э. Баумана, кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмент факультета Инженерный бизнес и менеджмент МГТУ им Н.Э. Баумана.

Опыт руководящей работы

Директор собственного малого предприятия (до 15 чел). Ответственный исполнитель ряда НИР (до 10 сотрудников), менеджер различных проектов (10-15 исполнителей). Руководство более крупными коллективами.

Дополнительные сведения

Руководил проектным бизнес-инкубатором МГТУ им. Н.Э. Баумана в 2009-2015 г. За это время было создано несколько десятков малых предприятий, по программе развития предпринимательских навыков, разработанной Малиным В.Л., прошло обучение более 1000 человек.

Несколько своих инновационных предпринимательских проектов (как удачных, так и не очень). Ответственный за научную работу на кафедре. Ответственный исполнитель ряда НИР. Диссертация посвящена теории кризисов экономических систем, разработан подход, объединяющий в единую модель такие различные по своей природе финансово-экономические кризисы как бюджетный, валютный, кризис перепроизводства, долговой, банковский и еще ряд других.

Участие бесплатное, подключение на встречу по ссылке https://webinar.bmstu.ru/b/rrn-khx-cum

Контакты

Клуб инженеров и предпринимателей

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.5, стр. 1. МГТУ им. Н.Э. Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518

E-mail: 1830bmstu@gmail.com

Телефон: +7 (499) 267-17-84

clip.bmstu.ru

Защита авторских прав

© 2012-2022 КЛИП — Клуб инженеров и предпринимателей  МГТУ им. Н.Э. Баумана.

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://clip.bmstu.ru/ обязательна.

Пользовательское соглашение — политика конфиденциальности